Определение Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 N 273-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Амрита" на нарушение конституционных прав и свобод рядом положений статей 39, 146, 167 Налогового кодекса Российской Федерации и статьи 73 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи Л.О. Красавчиковой, проводившей на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы ООО "Амрита",



установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации ООО "Амрита" оспаривает конституционность ряда положений Налогового кодекса Российской Федерации: пункта 1 статьи 39, в котором раскрывается понятие реализации товаров, работ, услуг в целях определения объекта налогообложения, подпункта 1 пункта 1 статьи 146, в соответствии с которым реализация товаров (работ, услуг) на территории Российской Федерации, а также передача имущественных прав признаются объектом обложения налогом на добавленную стоимость, и пункта 1 статьи 167, согласно которому моментом определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость, если иное не предусмотрено пунктами 3, 7 - 11, 13 - 15 данной статьи, является наиболее ранняя из следующих дат: день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав либо день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

Заявитель оспаривает также конституционность положения части первой статьи 73 УПК Российской Федерации, в соответствии с которым при производстве по уголовному делу событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) является обстоятельством, подлежащим доказыванию.

Как следует из представленных материалов, ООО "Амрита" на основании договора поставки от 18 сентября 2008 года произвело отгрузку алкогольной продукции обществу с ограниченной ответственностью "Фирма "Вид" на общую сумму 8 736 000 руб. (в том числе налог на добавленную стоимость 1 332 610 руб.). Не получив от покупателя оплаты поставленной продукции, ООО "Амрита" обратилось в правоохранительные органы с заявлением. По уголовному делу, возбужденному по факту завладения алкогольной продукцией путем обмана и злоупотребления доверием неустановленными лицами из числа сотрудников ООО "Фирма "Вид", ООО "Амрита" было признано потерпевшим от преступления, предусмотренного частью четвертой статьи 159 УК Российской Федерации. 27 марта 2009 года предварительное расследование по данному уголовному делу было приостановлено в связи с невозможностью установления местонахождения директора ООО "Фирма "Вид".

На основании постановления о возбуждении уголовного дела ООО "Амрита" сторнировало названные операции по отгрузке алкогольной продукции, полагая, что они не могут являться объектом налогообложения, и списало сумму ущерба в убыток; уточняя данные налоговой декларации, общество заявило право на возмещение налога на добавленную стоимость.

Межрайонная инспекция Федеральной налоговой службы N 7 по Курганской области, отказывая ООО "Амрита" в возмещении налога на добавленную стоимость, признала данные действия налогоплательщика необоснованными.

Арбитражный суд Курганской области решением от 14 октября 2009 года отказал в удовлетворении заявления ООО "Амрита" о признании незаконными решений Межрайонной инспекции Федеральной налоговой службы N 7 по Курганской области об отказе в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 1 332 610 руб., а также об обязании налогового органа возместить заявителю указанную сумму налога за третий квартал 2008 года. Постановлением Восемнадцатого арбитражного апелляционного суда от 1 февраля 2010 года решение от 14 октября 2009 года отменено, заявленные обществом требования удовлетворены частично: решения налогового органа в части отказа в возмещении налога на добавленную стоимость в сумме 1 332 610 руб. признаны недействительными, в удовлетворении остальной части требований отказано. Постановлением Федерального арбитражного суда Уральского округа от 29 апреля 2010 года постановление арбитражного суда апелляционной инстанции отменено, решение суда первой инстанции оставлено в силе. Определением Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 7 июля 2010 года заявителю отказано в передаче дела в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации для пересмотра судебных актов в порядке надзора.

Арбитражные суды, отказывая в удовлетворении заявления ООО "Амрита" и признавая спорные операции объектами налогообложения налогом на добавленную стоимость в соответствии с подпунктом 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации, исходили при этом, в том числе, из отсутствия доказательств, подтверждающих выбытие товара из владения ООО "Амрита" помимо его воли.

По мнению заявителя, оспариваемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, не соответствуют статьям 15 (часть 1), 17 (часть 1), 35 (часть 3) и 52 Конституции Российской Федерации, поскольку допускают признание объектом налогообложения налогом на добавленную стоимость выбытие имущества по причинам, не связанным с его реализацией или безвозмездной передачей, а произошедшее в результате хищения.

2. Согласно Конституции Российской Федерации каждый обязан платить законно установленные налоги и сборы (статья 57); федеральные налоги и сборы находятся в ведении Российской Федерации (статья 71, пункт "з"); система налогов, взимаемых в федеральный бюджет, и общие принципы налогообложения и сборов в Российской Федерации устанавливаются федеральным законом (статья 75, часть 3).

По смыслу названных конституционных положений, нормативно-правовое регулирование в сфере налогов и сборов относится к компетенции законодателя, который обладает достаточно широкой дискрецией в выборе конкретных направлений и содержания налоговой политики, самостоятельно решает вопрос о целесообразности налогообложения тех или иных экономических объектов, руководствуясь при этом конституционными принципами регулирования экономических отношений.

Так, в силу статьи 19 Конституции Российской Федерации во взаимосвязи с ее статьей 57 налогообложение должно быть основано на конституционном принципе равенства, который исключает придание налогам и сборам дискриминационного характера и возможность их различного применения, при этом равенство понимается прежде всего как равномерность, нейтральность и справедливость налогообложения и означает, что одинаковые экономические результаты деятельности налогоплательщиков должны влечь одинаковое налоговое бремя.

В соответствии с конституционным требованием о необходимости уплаты только законно установленных налогов и сборов во взаимосвязи с предписаниями статей 15 и 18 Конституции Российской Федерации механизм налогообложения должен обеспечивать полноту и своевременность взимания налогов и сборов с обязанных лиц и одновременно - надлежащий правовой характер деятельности уполномоченных органов и должностных лиц, связанной с изъятием средств налогообложения; федеральное законодательство о налогах и сборах должно создавать надлежащие условия исполнения налоговой обязанности, что предполагает, в частности, при установлении федеральных налогов определение всех элементов налоговых обязательств, включая объект налогообложения, налоговую базу, порядок исчисления и уплаты налога (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 22 июня 2009 года N 10-П).

2.1. Налоговое регулирование предполагает установление такого порядка налогообложения, чтобы каждый точно знал, какие налоги (сборы), когда и в каком порядке он должен платить (пункт 6 статьи 3 Налогового кодекса Российской Федерации).

Как следует из статей 17 и 38 Налогового кодекса Российской Федерации, объект налогообложения является одним из основных элементов налогового обязательства, с наличием которого законодательство о налогах и сборах связывает возникновение у налогоплательщика обязанности по уплате налога, при этом каждый налог имеет самостоятельный объект налогообложения, определяемый в соответствии с частью второй Налогового кодекса Российской Федерации и с учетом положений его статьи 38, согласно которой объектом налогообложения являются реализация товаров (работ, услуг), имущество, прибыль, доход, расход или иное обстоятельство, имеющее стоимостную, количественную или физическую характеристику (пункт 1).

Реализацией товаров, работ или услуг в соответствии с пунктом 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации признается соответственно передача на возмездной основе права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, возмездное оказание услуг одним лицом другому лицу, а в случаях, предусмотренных данным Кодексом, передача права собственности на товары, результатов выполненных работ одним лицом для другого лица, оказание услуг одним лицом другому лицу - на безвозмездной основе. Данное положение, как следует из его содержания, представляет собой общее определение понятия реализации товаров, работ или услуг для целей налогообложения.

В Определении от 24 ноября 2005 года N 414-О Конституционный Суд Российской Федерации указал, что положение пункта 1 статьи 39 Налогового кодекса Российской Федерации не носит самостоятельного регулятивного характера, не определяет налоговых обязанностей и не может рассматриваться как ограничивающее либо нарушающее конституционные права и свободы налогоплательщиков.

2.2. Согласно подпункту 1 пункта 1 статьи 146 Налогового кодекса Российской Федерации реализация товаров (работ, услуг), в том числе реализация предметов залога и передача товаров (результатов выполненных работ, оказание услуг) по соглашению о предоставлении отступного или новации, передача имущественных прав являются одним из объектов обложения налогом на добавленную стоимость; в целях главы 21 Налогового кодекса Российской Федерации передача права собственности на товары, результатов выполненных работ, оказание услуг на безвозмездной основе признаются реализацией товаров (работ, услуг).

Конституционный Суд Российской Федерации, обращаясь в своих решениях (Постановления от 28 марта 2000 года N 5-П и от 20 февраля 2001 года N 3-П, определения от 8 апреля 2004 года N 169-О и от 4 ноября 2004 года N 324-О) к вопросам, связанным с порядком исчисления налога на добавленную стоимость, указывал, что данный налог, представляющий собой форму изъятия в бюджет части добавленной стоимости, создаваемой на всех стадиях производства и определяемой как разница между стоимостью реализованных товаров, работ и услуг и стоимостью материальных затрат, отнесенных на издержки производства и обращения, является косвенным налогом (налогом на потребление): реализация товаров (работ, услуг) производится по ценам (тарифам), увеличенным на сумму этого налога; устанавливая в главе 21 Налогового кодекса Российской Федерации налог на добавленную стоимость и закрепляя - с учетом его экономической природы - правила исчисления данного налога, в том числе особенности механизма исчисления итоговой суммы налога, федеральный законодатель определил, что положительная разница между суммами, получаемыми налогоплательщиками от покупателей, и суммами налога, фактически уплачиваемыми налогоплательщиками поставщикам товаров (работ, услуг), подлежит уплате налогоплательщиком в бюджет по результатам налогового периода, а отрицательная - возврату (зачету) налогоплательщику из бюджета.

Исчисление подлежащей взносу в бюджет суммы налога не зависит от формы расчетов между продавцом и покупателем, поскольку оно основано на общем правиле определения добавленной стоимости как разницы между стоимостью реализованных товаров (работ, услуг) и стоимостью материальных затрат на их производство и реализацию, не обусловленном какими-либо особенностями отношений между хозяйствующими субъектами (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 20 февраля 2001 года N 3-П).

2.3. Как отметил Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 30 сентября 2004 года N 318-О, Гражданский кодекс Российской Федерации, конкретизируя конституционные положения о гарантиях свободы предпринимательской и иной не запрещенной законом экономической деятельности, не ограничивает участников гражданских правоотношений в выборе методов оплаты товаров. Согласно статье 486 ГК Российской Федерации покупатель обязан оплатить товар непосредственно до или после передачи ему продавцом товара, если иное не предусмотрено данным Кодексом, другим законом, иными правовыми актами или договором купли-продажи и не вытекает из существа обязательства. Таким образом, субъекты, заключающие гражданско-правовые сделки, могут предусматривать обязательные для себя условия оплаты реализуемых товаров. При этом выбор конкретного способа оплаты товара при совершении гражданско-правовых сделок зависит от усмотрения сторон сделки (за исключением случаев, когда иное предусмотрено законом). В силу предписаний Гражданского кодекса Российской Федерации оплата реализуемого товара допускается как до момента фактической отгрузки товара покупателю - предварительная оплата (оплата авансовым методом), так и после даты фактической отгрузки товара - последующая оплата товара.

Пунктом 1 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации установлено, что моментом определения налоговой базы по налогу на добавленную стоимость является, по общему правилу, наиболее ранняя из следующих дат: 1) день отгрузки (передачи) товаров (работ, услуг), имущественных прав; 2) день оплаты, частичной оплаты в счет предстоящих поставок товаров (выполнения работ, оказания услуг), передачи имущественных прав.

Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 12 мая 2005 года N 167-О, факт неполучения налогоплательщиком оплаты от реализации товаров (работ, услуг) не исключает возможность взимания налога на добавленную стоимость, который, как и другие налоги, в принципе должен уплачиваться за счет собственных средств налогоплательщика (пункт 1 статьи 8 Налогового кодекса Российской Федерации); в случаях отсутствия оплаты покупателем товара, работы или услуги, в стоимость которых включается налог на добавленную стоимость, налогоплательщик вправе использовать предусмотренный налоговым законодательством компенсационный механизм в виде реализации права на уменьшение налоговой базы по налогу на прибыль на сумму убытков от списания сомнительных долгов, включая начисленную сумму налога на добавленную стоимость (пункты 3 и 4 статьи 266 Налогового кодекса Российской Федерации).

Таким образом, вопреки мнению заявителя, положения подпункта 1 пункта 1 статьи 146 и пункта 1 статьи 167 Налогового кодекса Российской Федерации, закрепляющие с целью определения обязанности по уплате налога на добавленную стоимость такие понятия, как его объект и момент определения налоговой базы, и предусматривающие условия возникновения данной обязанности налогоплательщика при реализации им товаров (работ, услуг) на основании гражданско-правовых сделок, не регулируют вопросы установления налоговой обязанности в случае хищения у налогоплательщика имущества, а потому эти положения не могут рассматриваться как нарушающие какие-либо конституционные права и свободы заявителя, указанные в жалобе.

Проверка же законности и обоснованности правоприменительных решений, в том числе правовой квалификации спорных отношений, на чем фактически настаивает заявитель, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена статьей 125 Конституции Российской Федерации и статьей 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

3. Как следует из жалобы, заявитель, оспаривая конституционность части первой статьи 73 УПК Российской Федерации, имеет в виду положение ее пункта 1, в соответствии с которым при производстве по уголовному делу событие преступления (время, место, способ и другие обстоятельства совершения преступления) является обстоятельством, подлежащим доказыванию. По его мнению, арбитражный суд, констатируя факт отгрузки товара и признавая недоказанным факт хищения имущества ООО "Амрита", трактовал данную норму как обязанность потерпевшего доказывать событие преступления, в то время как доказательством должны являться представленные суду постановления органов предварительного расследования.

Согласно части 4 статьи 69 АПК Российской Федерации одним из оснований, освобождающих от доказывания, является вступивший в законную силу приговор суда по уголовному делу, который обязателен для арбитражного суда по вопросам о том, имели ли место определенные действия, и совершены ли они определенным лицом. Другие доказательства, полученные в уголовно-процессуальном порядке, могут быть использованы в арбитражном процессе для установления наличия или отсутствия обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле при условии, если арбитражный суд признает их относимыми и допустимыми (часть 1 статьи 64, статьи 67 и 68 АПК Российской Федерации). При этом разрешение вопросов об относимости и допустимости представленных сторонами доказательств, а также их оценка являются прерогативой арбитражного суда.

Поскольку оспариваемое ООО "Амрита" положение пункта 1 части первой статьи 73 УПК Российской Федерации неприменимо в рамках арбитражного процесса и не может возлагать на участника арбитражного судопроизводства каких-либо обязанностей, предусмотренных уголовно-процессуальным законодательством, данная жалоба и в этой части не может быть признана допустимой по смыслу статей 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации



определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы общества с ограниченной ответственностью "Амрита", поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

10.08.201711.08.2017
EUR70.418370.2677
USD59.961159.9298
UAH2.330622.3319
KZT0.180180.180324
GBP77.985477.6930
CNY8.977838.99725
JPY0.5464170.54494

Интересные новости