Определение Конституционного Суда РФ от 01.03.2011 N 283-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Душиной Екатерины Александровны на нарушение ее конституционных прав положениями Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи А.Н. Кокотова, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданки Е.А. Душиной,



установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка Е.А. Душина оспаривает конституционность Федерального конституционного закона от 9 ноября 2009 года N 4-ФКЗ "О Дисциплинарном судебном присутствии" в целом, а также части 9 его статьи 8.

В соответствии с оспариваемым Федеральным конституционным законом Дисциплинарное судебное присутствие учреждено как судебный орган, рассматривающий дела по жалобам на решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации о досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков и обращениям на решения Высшей квалификационной коллегии судей Российской Федерации и квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации об отказе в досрочном прекращении полномочий судей за совершение ими дисциплинарных проступков (статья 1). В силу части 9 его статьи 8 решения Дисциплинарного судебного присутствия по жалобам и обращениям являются окончательными и обжалованию не подлежат.

Как следует из представленных материалов, на Е.А. Душину - судью Бабушкинского районного суда города Москвы по представлению председателя Московского городского суда решением квалификационной коллегии судей города Москвы от 20 мая 2010 года было наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи и лишения пятого квалификационного класса судьи. Е.А. Душина обжаловала данное решение в Дисциплинарное судебное присутствие, которое отказало в удовлетворении ее жалобы (решение от 28 июля 2010 года).

Заявительница утверждает, что Федеральный конституционный закон "О Дисциплинарном судебном присутствии" не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 15 (части 1 и 4), 17 (части 1 и 2), 18, 45, 46, 47 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 118, 125 - 127, поскольку учреждает Дисциплинарное судебное присутствие как чрезвычайный суд для судей, не предусмотренный Конституцией Российской Федерации, устанавливает, что его решения окончательны и не подлежат обжалованию, тем самым лишая ее права на обжалование решения Дисциплинарного судебного присутствия в кассационном и надзорном порядке, и является по отношению к ней дискриминационным.

В силу пункта 8 части второй статьи 37 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" в жалобе заявителя должны быть указаны его позиция по поставленному им вопросу и ее правовое обоснование. Между тем из примененных в деле Е.А. Душиной положений Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии" (а это положения его статей 1, 6, 7 и 8, касающиеся регулирования вопросов рассмотрения и разрешения Дисциплинарным судебным присутствием дел по жалобам граждан, чьи судейские полномочия досрочно прекращены за совершение ими дисциплинарных проступков) в ее жалобе приведены доводы в обоснование неконституционности лишь статей 1, 6 и части 9 статьи 8. Следовательно, в остальной части ее жалоба в соответствии со статьей 125 (часть 4) Конституции Российской Федерации, пунктом 8 части второй статьи 37, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" не может быть признана допустимой.

2. Согласно Конституции Российской Федерации, ее статьям 19 (часть 1), 46 (часть 1), 47 (часть 1) и 118, каждому равным образом гарантируется судебная защита его прав и свобод, судебная система Российской Федерации устанавливается Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом, правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом, а судебная власть - посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства, никто не может быть лишен права на рассмотрение его дела в том суде и тем судьей, к подсудности которых оно отнесено законом, при этом создание чрезвычайных судов не допускается.

Приведенные конституционные положения означают, в частности, что правосудие в Российской Федерации вправе осуществлять только законно учрежденные суды, входящие в установленную Конституцией Российской Федерации и федеральным конституционным законом судебную систему Российской Федерации.

2.1. Конституция Российской Федерации непосредственно Дисциплинарное судебное присутствие не учреждает и его правовое положение в качестве судебного органа не определяет. В то же время ею закреплено, что в ведении Российской Федерации находится установление системы федеральных органов судебной власти, порядка их организации и деятельности и судоустройство (статья 71, пункты "г", "о"), по предметам ведения Российской Федерации принимаются федеральные конституционные законы и федеральные законы, имеющие прямое действие на всей территории Российской Федерации (статья 76, часть 1), и что полномочия, порядок образования и деятельности Конституционного Суда Российской Федерации, Верховного Суда Российской Федерации, Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации и иных федеральных судов устанавливаются федеральным конституционным законом (статья 128, часть 3).

Из названных конституционных положений в их системном единстве и во взаимосвязи с иными положениями Конституции Российской Федерации вытекает право федерального законодателя посредством принятия и изменения федеральных конституционных законов учреждать в судебной системе Российской Федерации наряду с судами, непосредственно предусмотренными Конституцией Российской Федерации, и иные виды федеральных судов, в том числе специализированные суды по рассмотрению отдельных категорий дел.

Осуществляя указанное право, федеральный законодатель принял оспариваемый заявительницей Федеральный конституционный закон, которым было учреждено Дисциплинарное судебное присутствие как судебный орган, определены его полномочия, порядок образования и деятельности. Федеральным конституционным законом от 9 ноября 2009 года N 5-ФКЗ "О внесении изменений в Федеральный конституционный закон "Об арбитражных судах в Российской Федерации" и статьи 4 и 15 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации" часть 3 статьи 4 оспариваемого Федерального конституционного закона была дополнена положением об отнесении Дисциплинарного судебного присутствия к федеральным судам.

Частью 1 статьи 6 Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии" определено, что Дисциплинарное судебное присутствие реализует свои полномочия в порядке, предусмотренном главами 23 и 25 ГПК Российской Федерации, с учетом особенностей, установленных данным законом и Регламентом Дисциплинарного судебного присутствия. Это означает, что Дисциплинарное судебное присутствие осуществляет судебную власть посредством гражданского судопроизводства (в части производства по делам, возникающим из публичных правоотношений).

Таким образом, вопреки утверждению заявительницы, Дисциплинарное судебное присутствие учреждено в соответствии с Конституцией Российской Федерации и конкретизирующим ее законодательством о судебной системе.

2.2. Согласно части 9 статьи 8 Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии" решение Дисциплинарного судебного присутствия по жалобе является окончательным и обжалованию не подлежит. Такое регулирование исключает возможность пересмотра решений Дисциплинарного судебного присутствия в иных судебных инстанциях (ординарных, надзорных).

В Конституции Российской Федерации право на пересмотр судебного акта прямо предусмотрено лишь применительно к уголовному судопроизводству: согласно ее статье 50 (часть 3) каждый осужденный за преступление имеет право на пересмотр приговора вышестоящим судом в порядке, установленном федеральным законом. Аналогичное положение закреплено в Протоколе N 7 к Конвенции о защите прав человека и основных свобод (пункт 1 статьи 2), допускающем при этом возможность ограничения названного права на основе закона или когда соответствующее лицо было судимо уже в первой инстанции верховным судом (пункт 2 статьи 2).

Конституция Российской Федерации (статья 46, часть 3) также признает наличие судебных инстанций, решения которых в правовой системе Российской Федерации не подлежат обжалованию, что не противоречит конституционной обязанности государства обеспечивать каждому доступ к правосудию, в том числе для исправления судебной ошибки. Регулируя процедуры обжалования судебных решений, законодатель вправе, исходя из Конституции Российской Федерации и международных договоров Российской Федерации, принимать во внимание особенности того или иного вида судопроизводства, а также место соответствующего суда в судебной системе (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13 января 2000 года N 6-О).

Из приведенных положений не вытекает обязательность установления в судебной системе страны судебных инстанций, наделенных полномочиями по проверке судебных актов Дисциплинарного судебного присутствия. Следовательно, федеральный законодатель, закрепляя правовое положение Дисциплинарного судебного присутствия, вправе исключить возможность обжалования его решений в иных судебных инстанциях.

Вместе с тем данное регулирование не может быть произвольным, что предполагает законодательное установление таких мер, которые гарантировали бы конституционное право граждан на судебную защиту, эффективность осуществляемого Дисциплинарным судебным присутствием судопроизводства при отсутствии института обжалования его решений в иных судебных инстанциях. К числу названных мер относится, в частности, процедура пересмотра решений Дисциплинарного судебного присутствия им самим по вновь открывшимся обстоятельствам (статья 20 Регламента Дисциплинарного судебного присутствия).

2.3. Не может быть принято во внимание и утверждение заявительницы о том, что оспариваемые ею законоположения нарушают принцип равенства, являются по отношению к ней дискриминационными.

Согласно правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации из принципа юридического равенства применительно к реализации права на судебную защиту (статья 19, части 1 и 2; статья 46, часть 1; статья 123, часть 3, Конституции Российской Федерации) вытекает требование, в силу которого однородные по своей юридической природе отношения должны регулироваться одинаковым образом, при этом конституционный принцип равенства, предполагая равный подход к формально равным субъектам, не обусловливает необходимость предоставления одинаковых гарантий лицам, относящимся к разным категориям; равенство перед законом и судом не исключает фактических различий и необходимости их учета законодателем (Постановления от 27 декабря 1999 года N 19-П, от 16 июля 2007 года N 12-П, от 25 марта 2008 года N 6-П; определения от 3 ноября 2006 года N 455-О, от 7 февраля 2008 года N 226-О-О, от 15 апреля 2008 года N 263-О-О, от 15 июля 2010 года N 943-О-О и др.).

Действующий механизм ответственности судей обусловлен особенностями их правового положения, отличающего их от иных субъектов конституционно-правовых отношений. Исходя из конституционно-правового статуса судей, предопределенного тем, что они осуществляют публично-правовые цели правосудия, законодатель вправе предъявлять к ним, как представителям власти, особые квалификационные и иные требования, включая специальные требования к порядку прекращения полномочий судьи (Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 28 февраля 2008 года N 3-П).

Изложенная позиция распространяется и на особенности рассмотрения дел Дисциплинарным судебным присутствием по жалобам граждан, судейские полномочия которых досрочно прекращены решениями квалификационных коллегий судей субъектов Российской Федерации, по сравнению с порядком привлечения к дисциплинарной ответственности иных категорий лиц.

3. Таким образом, положения статей 1, 6 и части 9 статьи 8 Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии" не являются неопределенными и конституционные права заявительницы не нарушают, а потому ее жалоба, как не отвечающая требованиям допустимости обращений в Конституционный Суд Российской Федерации, закрепленным в статьях 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", не может быть принята Конституционным Судом Российской Федерации к рассмотрению.

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации



определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Душиной Екатерины Александровны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН



МНЕНИЕ СУДЬИ КОНСТИТУЦИОННОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ В.Г. ЯРОСЛАВЦЕВА

В Конституционный Суд Российской Федерации обратилась гражданка Е.А. Душина с жалобой на нарушение ее конституционных прав положениями Федерального конституционного закона "О Дисциплинарном судебном присутствии". Заявительница обжалует данный закон в целом, а также отдельно пункт 9 статьи 8 данного Закона, который устанавливает, что решение Дисциплинарного судебного присутствия по жалобам и обращениям является окончательным и обжалованию не подлежит.

Как следует из жалобы и приложенных к ней материалов, на Е.А. Душину - судью Бабушкинского районного суда города Москвы по представлению председателя Московского городского суда решением квалификационной коллегии судей города Москвы от 20 мая 2010 года было наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи с 21 мая 2010 года и лишения пятого квалификационного класса судьи. Е.А. Душина обжаловала данное решение в Дисциплинарное судебное присутствие, которое отказало ей в удовлетворении ее жалобы (решение от 28 июля 2010 года).

По мнению заявительницы, указанное законоположение противоречит статьям 2, 15 (части 1 и 4), 17 (части 1 и 2), 18, 45, 46, 47 (часть 1), 55 (части 2 и 3), 118, 125 - 127 Конституции Российской Федерации, поскольку:

- учреждает Дисциплинарное судебное присутствие как орган, не предусмотренный Конституцией Российской Федерации и носящий чрезвычайный характер для судей (при этом по кругу полномочий и характеру деятельности Дисциплинарное судебное присутствие фактически является не судебным, а дисциплинарным органом);

- ухудшает ее положение по сравнению с ранее действовавшим регулированием, лишив ее права на рассмотрение дела о досрочном прекращении полномочий судом, созданным в соответствии с Конституцией Российской Федерации и законом, Верховным Судом Российской Федерации, решение которого, принятое по первой инстанции, могло быть обжаловано в кассационном порядке и в порядке надзора;

- устанавливает, что решения Дисциплинарного судебного присутствия окончательны и не подлежат обжалованию, тем самым лишая ее права на обжалование решения Дисциплинарного судебного присутствия в кассационном и надзорном порядке, и тем самым нарушает конституционные права, в том числе право на судебную защиту;

- нарушает с учетом вышесказанного конституционный принцип равенства, ставя судей в худшее положение по сравнению с другими гражданами, тем самым имея по отношению к судьям дискриминационный характер.

Определением Конституционного Суда Российской Федерации от 1 марта 2011 года было отказано в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Е.А. Душиной, как не отвечающей требованиям допустимости.

Полагаю, что указанное Определение Конституционного Суда Российской Федерации было вынесено с нарушением требований Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", определяющих основания допустимости принятия жалобы к рассмотрению, по следующим основаниям.

1. Как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Постановлении от 28 февраля 2008 года N 3-П, вынесенном в связи с проверкой пункта 1 статьи 12.1 Закона Российской Федерации "О статусе судей в Российской Федерации", за совершение дисциплинарного проступка на судью может быть наложено дисциплинарное взыскание в виде досрочного прекращения полномочий судьи. Однако по своему конституционно-правовому смыслу в системе действующих норм положение этого пункта предполагает возможность применения данной меры ответственности лишь за совершение такого проступка, который несовместим со статусом судьи, и лишь на основе принципа соразмерности, что должно гарантироваться как независимым статусом органов судейского сообщества, осуществляющих досрочное прекращение полномочий судьи, так и должной процедурой рассмотрения соответствующих дел, отвечающей требованиям справедливого правосудия.

В соответствии с Основными принципами независимости судебных органов (одобрены резолюциями Генеральной Ассамблеи ООН 40/32 от 29 ноября 1985 года и 40\146 от 13 декабря 1985 года) судьи должны иметь право на беспристрастное рассмотрение своего дела (пункт 17); решения по вопросам дисциплинарной ответственности, приостановления полномочий и освобождения от должности могут пересматриваться вышестоящей инстанцией (пункт 20).

Европейская хартия о статусе судей 1998 года исходит из того, что вопросы, связанные с применением к судьям мер ответственности, должны рассматриваться судебным органом или инстанцией, включающей не менее чем половину избранных судей, в рамках процесса, проводимого на состязательной основе. При этом принятое в подобных случаях решение может быть обжаловано в вышестоящую инстанцию судебного характера (пункты 1.3, 5.1, 7).

2. Согласно статье 118 Конституции Российской Федерации правосудие в Российской Федерации осуществляется только судом. Судебная власть осуществляется посредством конституционного, гражданского, административного и уголовного судопроизводства. Часть 3 статьи 118 Конституции Российской Федерации содержит запрет на создание чрезвычайных судов. Ее конкретизирует часть 1 статьи 4 Федерального конституционного закона "О судебной системе Российской Федерации", устанавливающая, что создание чрезвычайных судов и судов, не предусмотренных данным Федеральным конституционным законом, не допускается.

Таким образом, Конституция Российской Федерации непосредственно Дисциплинарное судебное присутствие не учреждает и его правовое положение в качестве судебного органа не определяет.

3. Статьи 125 - 127 Конституции Российской Федерации называют только три высших суда - Конституционный Суд, Верховный Суд и Высший Арбитражный Суд.

Согласно Федеральному конституционному закону "О Дисциплинарном судебном присутствии" данное Присутствие формируется из числа судей Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации по норме три судьи от каждого из названных судов. Между тем в соответствии с требованием Конституции Российской Федерации судьи федеральных судов назначаются Президентом Российской Федерации (часть 2 статьи 128); таким образом, Дисциплинарное судебное присутствие нельзя отнести к федеральному суду как части судебной системы, признаваемой Конституцией Российской Федерации.

При этом вызывает сомнение и то обстоятельство, что члены Дисциплинарного судебного присутствия осуществляют свои полномочия без освобождения от должности судьи Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, что, в свою очередь, не способствует объективности, независимости и беспристрастности.

Конституционный Суд Российской Федерации не исключал возможность использования юрисдикции специальных дисциплинарных судов, но как дополнительной гарантии, направленной на обеспечение самостоятельности и независимости судебной власти, несменяемости и неприкосновенности судей при привлечении их к дисциплинарной ответственности (Постановление от 28 февраля 2008 года N 3-П).

Вместе с тем Конституционный Суд Российской Федерации неоднократно подчеркивал, что право на судебную защиту предполагает охрану прав и законных интересов гражданина не только от произвола законодательной и исполнительной власти, но и от ошибочных решений суда. При этом эффективной гарантией такой защиты является и сама возможность пересмотра дела вышестоящим судом, которая в тех или иных формах должна быть обеспечена государством. Такой подход, как следует из международно-правовых документов, касающихся применения к судьям мер дисциплинарной ответственности, поощряется, но не является обязательным; пересмотр решения судебной инстанции признается необходимым, если решение дисциплинарного характера первоначально принималось не судебным органом (Постановление от 28 мая 1999 года 9-П).

Таким образом, оспариваемые законоположения по смыслу, придаваемому им правоприменительной практикой, содержат неопределенность и могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявительницы.



Судья Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Г.ЯРОСЛАВЦЕВ

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

23.06.201724.06.2017
EUR67.149566.6780
USD60.148259.6564
UAH2.310732.29188
KZT0.1834710.182947
GBP76.153675.9903
CNY8.805188.72323
JPY0.5418020.536261

Интересные новости