Определение Конституционного Суда РФ от 07.06.2011 N 746-О-О

По жалобе гражданина Юнусова Льва Львовича на нарушение его конституционных прав пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

заслушав в пленарном заседании заключение судьи С.М. Казанцева, проводившего на основании статьи 41 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" предварительное изучение жалобы гражданина Л.Л. Юнусова,



установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Л.Л. Юнусов оспаривает конституционность пункта 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, согласно которому жилые помещения по договорам социального найма предоставляются вне очереди детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, лицам из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

Как следует из представленных материалов, Л.Л. Юнусов, 1988 года рождения, зарегистрированный с 1997 года по месту жительства в находящейся в муниципальной собственности квартире общей площадью 43 кв. м, в которой кроме него зарегистрированы и проживают еще 9 человек, обратился в администрацию города Ижевска с заявлением о постановке его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении и о предоставлении ему вне очереди как лицу из числа детей, оставшихся без попечения родителей, жилого помещения по договору социального найма по установленной решением Городской Думы города Ижевска от 28 июля 2005 года N 349 "Об установлении учетной нормы и нормы предоставления площади жилого помещения на территории города Ижевска" норме (в размере 13,3 кв. м общей площади жилого помещения на одного человека). В обоснование своих требований он указывал, что на одного проживающего в квартире человека приходится общая площадь жилого помещения в размере меньшем, чем установленная названным решением учетная норма (10 кв. м и менее общей площади жилого помещения на одного человека). 31 июля 2009 года администрация города Ижевска отказала Л.Л. Юнусову в принятии его на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении и предоставлении жилого помещения по договору социального найма вне очереди.

Решением Октябрьского районного суда города Ижевска от 18 августа 2010 года, оставленным без изменения кассационным определением судебной коллегии по гражданским делам Верховного Суда Удмуртской Республики от 13 октября 2010 года, исковые требования Л.Л. Юнусова к администрации города Ижевска о возложении обязанности по постановке его на учет нуждающихся в жилых помещениях и внеочередном предоставлении жилого помещения оставлены без удовлетворения. Суды свои решения мотивировали тем, что, по смыслу статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации и находящегося во взаимосвязи с нею пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 21 декабря 1996 года N 159-ФЗ "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей", право на внеочередное получение жилых помещений имеют нуждающиеся в улучшении жилищных условий лица из числа детей, оставшихся без попечения родителей, лишь в случае отсутствия у них закрепленного жилого помещения, т.е. не являющиеся ни нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи такого нанимателя, ни собственниками жилых помещений или членами семьи такого собственника; Л.Л. Юнусов же - член семьи нанимателя, а потому права на внеочередное получение жилого помещения не имеет. Вопрос о постановке Л.Л. Юнусова на учет в качестве нуждающегося в жилом помещении в порядке общей очереди судом не рассматривался.

По мнению заявителя, оспариваемый им пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации по смыслу, придаваемому правоприменительной практикой, не соответствует Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 1), 18, 19, 21, 40 (части 1 и 3) и 55 (части 2 и 3), поскольку не допускает предоставление детям-сиротам, детям, оставшимся без попечения родителей, и лицам из их числа вне очереди жилых помещений по договорам социального найма в случае наличия закрепленного за ними жилого помещения, при том что общая площадь такого помещения на одного члена семьи меньше учетной нормы.

2. Конституция Российской Федерации, закрепляя признание, соблюдение и защиту прав и свобод человека и гражданина в качестве обязанности государства (статья 2), провозглашает Российскую Федерацию социальным государством, политика которого направлена на создание условий, обеспечивающих достойную жизнь и свободное развитие человека (для чего, в частности, обеспечивается государственная поддержка детства, устанавливаются гарантии социальной защиты - статья 7), и в котором права и свободы человека и гражданина определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием (статья 18) на основе конституционного равноправия (статья 19, части 1 и 2), где достоинство личности охраняется государством и запрещается унижающее человеческое достоинство обращение (статья 21, части 1 и 2), обеспечивается право каждого на жилище (статья 40, части 1 и 3), а права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства (статья 55, части 2 и 3).

Соответственно, исходя из положений Конституции Российской Федерации, служащих основой конституционно-правовых отношений с участием детей, нуждающихся в повышенной социальной защите, Российская Федерация призвана создавать условия, обеспечивающие им достойную жизнь и свободное развитие, и гарантировать реализацию их прав, в частности права на жилище, с учетом положений международно-правовых актов, являющихся в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации составной частью правовой системы Российской Федерации. Так, Конвенция о правах ребенка (одобрена Генеральной Ассамблеей ООН 20 ноября 1989 года) обязывает подписавшие ее государства обеспечивать детям такую защиту и заботу, которые необходимы для их благополучия (пункт 2 статьи 3), принимать все необходимые законодательные, административные и другие меры для осуществления прав, признанных в Конвенции (статья 4), признавать право каждого ребенка на уровень жизни, необходимый для его физического, умственного, духовного, нравственного и социального развития (пункт 1 статьи 27).

Конституционный Суд Российской Федерации в своем Постановлении от 3 февраля 2010 года N 3-П отметил, что, обязывая органы государственной власти создавать условия для осуществления конституционного права на жилище, которое в условиях рыночной экономики граждане Российской Федерации реализуют в основном самостоятельно, используя для этого различные способы, Конституция Российской Федерации вместе с тем предусматривает, что малоимущим и иным указанным в законе гражданам, нуждающимся в жилище, оно предоставляется бесплатно или за доступную плату из государственных, муниципальных и других жилищных фондов в соответствии с установленными законом нормами (статья 40, части 2 и 3); тем самым федеральному законодателю на конституционном уровне предписывается не только определять категории граждан, нуждающихся в жилище, но и устанавливать конкретные формы, источники и порядок обеспечения их жильем с учетом финансово-экономических и иных возможностей, имеющихся в настоящее время у государства.

2.1. Пунктом 1 статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" в соответствии с пунктом 2 статьи 37 Жилищного кодекса РСФСР (утвержден Верховным Советом РСФСР 24 июня 1983 года, утратил силу с 1 марта 2005 года в связи с принятием Федерального закона от 29 декабря 2004 года N 189-ФЗ "О введении в действие Жилищного кодекса Российской Федерации") в качестве основания для внеочередного предоставления жилых помещений детям-сиротам и детям, оставшимся без попечения родителей, - по окончании их пребывания в государственных или муниципальных образовательных учреждениях, учреждениях здравоохранения, стационарных учреждениях социального обслуживания и других учреждениях независимо от форм собственности для детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, в приемных семьях, детских домах семейного типа, у родственников, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации либо по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы, - предусматривалось отсутствие закрепленного за ними жилого помещения. Таким образом, до введения в действие Жилищного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 2004 года N 188-ФЗ единственным основанием для внеочередного предоставления жилых помещений указанным лицам являлось отсутствие у таких лиц жилых помещений на праве собственности либо в социальном найме, а также на праве члена семьи собственника или нанимателя.

Жилищный кодекс Российской Федерации, определяя общий порядок предоставления жилых помещений по договорам социального найма лицам, состоящим на учете в качестве нуждающихся в жилых помещениях, связал его с очередностью исходя из времени принятия их на учет (часть 1 статьи 57) и установил исключение для отдельных категорий граждан (часть 2 статьи 57), которым жилые помещения из жилищного фонда социального использования предоставляются вне очереди. Пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации к таким категориям отнесены дети-сироты и дети, оставшиеся без попечения родителей, лица из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, по окончании их пребывания в образовательных и иных учреждениях, в том числе в учреждениях социального обслуживания, в приемных семьях, детских домах семейного типа, при прекращении опеки (попечительства), а также по окончании службы в Вооруженных Силах Российской Федерации или по возвращении из учреждений, исполняющих наказание в виде лишения свободы.

При этом, как указал Конституционный Суд Российской Федерации в Определении от 5 марта 2009 года N 376-О-П, предоставление гражданам во внеочередном порядке в соответствии с частью 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации жилых помещений возможно при условии соблюдения общих требований жилищного законодательства применительно к предоставлению жилых помещений по договорам социального найма и подтверждения объективной нуждаемости в жилом помещении (часть 2 статьи 49 и часть 1 статьи 52 Жилищного кодекса Российской Федерации).

Федеральный законодатель, установивший в Жилищном кодексе Российской Федерации правовое регулирование отношений по внеочередному обеспечению жилыми помещениями, ограничил круг лиц, имеющих право на внеочередное обеспечение жилыми помещениями из жилищного фонда социального использования, включая детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей, лиц из числа детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей: в силу части 2 статьи 49 данного Кодекса жилые помещения предоставляются по договору социального найма - как в порядке очереди, так и вне очереди - только тем гражданам, которые признаны в установленном порядке малоимущими.

Одновременно Жилищным кодексом Российской Федерации фактически был расширен перечень оснований признания лиц, относящихся к рассматриваемой категории, нуждающимися в улучшении жилищных условий, поскольку в системной связи с положениями части 1 статьи 51, части 1 и пунктов 1 и 3 части 2 статьи 57 данного Кодекса (и учитывая, что в пункте 2 части 2 его статьи 57 не указаны основания признания их нуждающимися в жилых помещениях, предоставляемых по договорам социального найма, как они были указаны в статье 37 Жилищного кодекса РСФСР) оспариваемое заявителем законоположение предполагает, что они могут быть признаны нуждающимися в жилых помещениях на общих основаниях - как на основании пункта 1 части 1 статьи 51 (отсутствие у них жилого помещения, занимаемого ими в качестве нанимателя или члена семьи нанимателя по договору социального найма либо на основании права собственности или права члена семьи собственника), который соответствует правовому регулированию, действовавшему до вступления в силу Жилищного кодекса Российской Федерации, так и на основании пунктов 2 - 4 части 1 статьи 51 (обеспеченность лиц, являющихся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения, общей площадью жилого помещения на одного члена семьи менее учетной нормы; проживание в помещении, не отвечающем установленным для жилых помещений требованиям; проживание лиц, являющихся нанимателями жилых помещений по договорам социального найма или членами семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма либо собственниками жилых помещений или членами семьи собственника жилого помещения, в квартире, занятой несколькими семьями, если в составе семьи имеется больной, страдающий тяжелой формой хронического заболевания, при которой совместное проживание с ним в одной квартире невозможно, и не имеющих иного жилого помещения, занимаемого по договору социального найма или принадлежащего на праве собственности).

2.2. Закрепленное пунктом 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации правовое регулирование не может рассматриваться как ограничивающее права детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, а также лиц из их числа, поскольку в системной связи с положениями статьи 8 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" оно направлено на установление дополнительных гарантий для указанной категории граждан и предусматривает для них, в частности, право на обеспечение органами исполнительной власти по месту жительства вне очереди жилой площадью не ниже установленных социальных норм (абзац второй пункта 1 статьи 8).

Поскольку положения пункта 1 статьи 8 названного Федерального закона регулируют, по сути, те же отношения, что и пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации, в силу принципа "Lex posterior derogat legi priori" ("Последующий закон отменяет предыдущий") в случае сомнения относительно соответствия указанных положений нормам Жилищного кодекса Российской Федерации суды и другие правоприменительные органы должны исходить из того, что приоритет имеют нормы Жилищного кодекса Российской Федерации как федерального закона, принятого позднее.

Что касается законодательства субъектов Российской Федерации в данной сфере, то, поскольку Жилищный кодекс Российской Федерации, признав рассматриваемую категорию особой категорией граждан, нуждающихся в жилых помещениях, которые предоставляются им по договору социального найма во внеочередном порядке, установил общие на всей территории Российской Федерации правила обеспечения их жилыми помещениями, права этих граждан в силу статей 55 (часть 3), 72 (часть 2), 76 (часть 2 и 5) Конституции Российской Федерации и конкретизирующих их статей 12 и 13 Жилищного кодекса Российской Федерации и положений части 2 статьи 11 Федерального закона "О дополнительных гарантиях по социальной поддержке детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей" не могут быть ограничены законодательством субъектов Российской Федерации, - в субъектах Российской Федерации могут устанавливаться лишь дополнительные гарантии права на жилое помещение детей-сирот, детей, оставшихся без попечения родителей, и лиц из их числа.

2.3. Таким образом, пункт 2 части 2 статьи 57 Жилищного кодекса Российской Федерации в системном единстве с частью 1 данной статьи, а также частью 2 статьи 49, статьей 51, пунктами 1 и 3 части 2 статьи 57 данного Кодекса не может рассматриваться как нарушающий или ограничивающий конституционные права заявителя, перечисленные в жалобе, поскольку предусматривает внеочередное предоставление жилых помещений по договорам социального найма указанным в оспариваемом пункте гражданам, признанным в установленном порядке малоимущими и нуждающимися в жилых помещениях, в том числе при наличии закрепленного за ними жилого помещения общей площадью менее учетной нормы, приходящейся на одного члена семьи.

Проверка же законности и обоснованности вынесенных по делу заявителя судебных решений, в частности правильности выбора подлежащих применению норм, как требующая исследования фактических обстоятельств данного дела, не входит в компетенцию Конституционного Суда Российской Федерации, определенную в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью четвертой статьи 71 и частью первой статьи 79 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации



определил:

1. Признать жалобу гражданина Юнусова Льва Львовича не подлежащей дальнейшему рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации, поскольку для разрешения поставленного в ней вопроса не требуется вынесение предусмотренного статьей 71 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации" итогового решения в виде постановления.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

15.12.201716.12.2017
EUR69.404869.4298
USD58.708258.8987
UAH2.143422.13324
KZT0.1752640.175647
GBP78.874579.0892
CNY8.883618.91324
JPY0.5208550.525248

Интересные новости