Решение Верховного Суда РФ от 08.06.2011 N ГКПИ11-415

О признании частично недействующим пункта 9 Порядка осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных, утв. Приказом Минприроды РФ от 06.09.2010 N 344

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Верховный Суд Российской Федерации в составе:

судьи Верховного Суда Российской Федерации Зайцева В.Ю.,

при секретаре С.,

с участием прокурора Степановой Л.Е.,

рассмотрев в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению общественной организации "Кировское областное общество охотников и рыболовов" о признании недействующим пункта 9 Порядка осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных, утвержденного Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 6 сентября 2010 г. N 344,



установил:

Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 6 сентября 2010 г. N 344, зарегистрированным 8 октября 2010 г. в Министерстве юстиции Российской Федерации, регистрационный N 18671, утвержден Порядок осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных (далее - Порядок).

Пунктом 4 Порядка предусмотрено, что при осуществлении государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания (далее - государственный мониторинг) определяется: 4.1. численность и распространение охотничьих ресурсов (по видам), размещение их в среде обитания (в разрезе охотничьих угодий и иных территорий, являющихся средой обитания охотничьих ресурсов); 4.2. динамика изменения численности охотничьих ресурсов (по видам) с начала осуществления государственного мониторинга в субъекте Российской Федерации; 4.3. состояние охотничьих ресурсов (плодовитость, заболевания охотничьих ресурсов); 4.4. состояние среды обитания охотничьих ресурсов (площадь категорий среды обитания, указанных в пунктах 7.1.1 - 7.1.13 Порядка); 4.5. площадь охотничьих угодий (общедоступных, закрепленных) и иных территорий, являющихся средой обитания охотничьих ресурсов (далее - иные территории); 4.6. площадь территорий, пригодных для обитания охотничьих ресурсов.

В соответствии с пунктом 9 Порядка ежегодно до 1 апреля лица, указанные в пунктах 7.2.2, 7.2.3 Порядка, представляют в орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации, уполномоченный в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов, (далее - уполномоченный орган) данные, указанные в пункте 4 Порядка. Пунктом 7.2.2 Порядка определено, что при осуществлении государственного мониторинга сбор сведений о численности и состоянии охотничьих ресурсов в закрепленных охотничьих угодьях осуществляется юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, заключившими охотохозяйственные соглашения или у которых право долгосрочного пользования животным миром возникло на основании долгосрочных лицензий на пользование животным миром в отношении охотничьих ресурсов до дня вступления в силу Федерального закона от 24 июля 2009 г. N 209-ФЗ "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - юридические лица и индивидуальные предприниматели).

Общественная организация "Кировское областное общество охотников и рыболовов" обратилась в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 9 Порядка недействующим со дня принятия в части возложения на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанности по представлению ежегодно до 1 апреля в уполномоченный орган данных, указанных в пункте 4 Порядка. В заявлении указано, что Порядок в оспариваемой части не соответствует положениям статей 1, 32, 33, 36 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" и неправомерно перекладывает исполнение государственной функции по осуществлению государственного мониторинга на пользователей животным миром. Невыполнение требований Порядка влечет привлечение хозяйствующих субъектов в сфере охоты к административной ответственности.

Заявитель о времени и месте судебного заседания извещен надлежащим образом, просил рассмотреть дело в отсутствие его представителя. В поступившем в суд отзыве на возражения Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации указано, что пункт 9 Порядка предусматривает обязанность охотопользователей по сбору, формированию и представлению ежегодно до 1 апреля многочисленных данных, составляющих юридический институт государственного мониторинга, поскольку в системной связи с пунктами 4, 4.1 - 4.6, 7.1.1 - 7.1.13 Порядка не подразумевает иное толкование. В связи с чем, вопреки доводам заинтересованного лица, нарушаются права охотопользователей, обремененных многочисленными дополнительными обязанностями по исполнению государственной функции.

Представители Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации Г., В. и Д., представитель Министерства юстиции Российской Федерации П. требование заявителя не признали, ссылаясь на то, что Порядок принят Министерством природных ресурсов и экологии Российской Федерации в рамках предоставленных полномочий, оспариваемые предписания не противоречат федеральным законам или другим нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу, и не нарушают прав заявителя.

Заслушав объяснения представителей заинтересованных лиц и изучив материалы дела, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Степановой Л.Е., просившей признать пункт 9 Порядка недействующим в части, возлагающей на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанность представлять ежегодно до 1 апреля в уполномоченный орган данные, предусмотренные пунктами 4.4 - 4.6 Порядка, Верховный Суд Российской Федерации находит заявление общественной организации "Кировское областное общество охотников и рыболовов" подлежащим частичному удовлетворению по следующим основаниям.

Согласно статье 41 Федерального закона от 24 апреля 1995 г. N 52-ФЗ "О животном мире" отношения в области охоты и сохранения охотничьих ресурсов регулируются федеральным законом об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и названным Федеральным законом. В силу статьи 36 Федерального закона "Об охоте и о сохранении охотничьих ресурсов и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации" (далее - Федеральный закон об охоте) государственный мониторинг охотничьих ресурсов и среды их обитания представляет собой систему регулярных наблюдений за: численностью и распространением охотничьих ресурсов, размещением их в среде обитания, состоянием охотничьих ресурсов и динамикой их изменения по видам; состоянием среды обитания охотничьих ресурсов и охотничьих угодий (часть 1). Государственный мониторинг охотничьих ресурсов и среды их обитания осуществляется органами государственной власти в пределах их полномочий, определенных в соответствии со статьями 32 - 34 Федерального закона об охоте (часть 4). Порядок осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных устанавливается уполномоченным федеральным органом исполнительной власти (часть 6).

Положением о Министерстве природных ресурсов и экологии Российской Федерации, утвержденным Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 мая 2008 г. N 404, установлено, что данное Министерство является федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере изучения, использования воспроизводства и охраны природных ресурсов, в том числе объектов животного мира и среды их обитания, а также в области охоты (пункт 1). Подпунктом 5.2.51 названного Положения Министерству природных ресурсов и экологии Российской Федерации предоставлены полномочия по принятию нормативных правовых актов в установленной сфере деятельности, включая порядок ведения государственного мониторинга объектов животного мира, в том числе охотничьих ресурсов и среды их обитания, и применения его данных. Из приведенных норм видно, что Порядок утвержден уполномоченным федеральным органом исполнительной власти.

Федеральный закон "О животном мире", регулирующий отношения в области охраны и использования объектов животного мира, обитающих в состоянии естественной свободы, в абзаце шестом части второй статьи 40 говорит об обязанности пользователей животным миром осуществлять учет и оценку состояния используемых объектов животного мира, а также оценку состояния среды их обитания. При этом согласно части четвертой статьи 14 названного Федерального закона пользователи животным миром обязаны ежегодно проводить учет используемых ими объектов животного мира и объемов их изъятия и представлять полученные данные в соответствующий специально уполномоченный государственный орган по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания. Статьей 1 Федерального закона об охоте установлено, что охотничьи ресурсы являются объектами животного мира, которые в соответствии с этим Федеральным законом и (или) законами субъектов Российской Федерации используются или могут быть использованы в целях охоты. Из изложенного следует, что пункт 9 Порядка в части возложения на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанности по представлению в уполномоченный орган данных о численности и распространении охотничьих ресурсов (по видам), динамике изменения численности охотничьих ресурсов (по видам) с начала осуществления государственного мониторинга в субъекте Российской Федерации, состоянии охотничьих ресурсов (плодовитость, заболевания охотничьих ресурсов) на закрепленных за ними охотничьих угодьях полностью согласуется с положениями статей 14 и 40 Федерального закона "О животном мире". В связи с этим основания для признания пункта 9 Порядка недействующим в части возложения на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанности по представлению в уполномоченный орган сведений, поименованных в пунктах 4.2, 4.3 Порядка, а также установленных пунктом 4.1 Порядка данных о численности и распространении охотничьих ресурсов (по видам) отсутствуют.

Предоставляя в уполномоченный орган такую информацию, относящуюся к конкретным охотничьим угодьям, охотопользователи исполняют обязанность, предусмотренную непосредственно федеральным законом, а не Порядком, поэтому доводы заявителя о незаконном возложении на него оспариваемым предписанием в приведенной части функции по осуществлению государственного мониторинга являются ошибочными.

В соответствии с частью первой статьи 253 ГПК РФ суд, признав, что оспариваемый нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, принимает решение об отказе в удовлетворении соответствующего заявления.

Как уже отмечалось, в силу абзаца шестого части второй статьи 40 Федерального закона "О животном мире" на пользователей животным миром возлагается лишь общая обязанность по осуществлению оценки состояния среды обитания объектов животного мира без закрепления критериев такой оценки. Анализ норм Федерального закона "О животном мире" и Федерального закона об охоте не позволяет сделать вывод о том, что на пользователей животным миром возложена обязанность по учету сведений (данных) о состоянии (по категориям) и площади среды обитания объектов животного мира и представлению их в соответствующий специально уполномоченный государственный орган по охране, контролю и регулированию использования объектов животного мира и среды их обитания.

Принятое во исполнение статей 14, 15 Федерального закона "О животном мире" Постановление Правительства Российской Федерации от 10 ноября 1996 г. N 1342 "О порядке ведения государственного учета, государственного кадастра и государственного мониторинга объектов животного мира" также не возлагает на пользователей объектов животного мира обязанность по учету данных о среде обитания объектов животного мира и представлению их соответствующим федеральным органам исполнительной власти.

Таким образом, пункт 9 Порядка в части, возлагающей на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанность представлять ежегодно до 1 апреля в уполномоченный орган предусмотренные пунктом 4.4 Порядка данные о площади среды обитания охотничьих ресурсов по установленным пунктами 7.1.1 - 7.1.13 Порядка категориям (леса, молодняки и кустарники, тундры, болота, лугово-степные комплексы, альпийские луга, пустыни и камни, сельскохозяйственные угодья, внутренние водоемы, пойменные комплексы, береговые комплексы, преобразованные и поврежденные участки, непригодные для ведения охотничьего хозяйства участки), не соответствует нормативным правовым актам, имеющим большую юридическую силу.

В связи с изложенным не может быть признано законным оспариваемое предписание Порядка и в части возложения на юридических лиц (индивидуальных предпринимателей) обязанности по представлению в уполномоченный орган перечисленных в пунктах 4.5, 4.6 Порядка сведений о площади охотничьих угодий и иных территорий, являющихся средой обитания охотничьих ресурсов, площади территорий, пригодных для обитания охотничьих ресурсов. Необходимо также отметить, что согласно статье 27 Федерального закона об охоте сведения о площади охотничьего угодья, о расположенных в его границах и предоставляемых в аренду земельных участках и лесных участках являются существенными условиями охотохозяйственного соглашения, заключаемого юридическим лицом (индивидуальным предпринимателем) с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации, из чего следует, что уполномоченный орган такими сведениями располагает.

Отсутствие предусмотренной федеральным законом обязанности юридических лиц (индивидуальных предпринимателей) представлять в уполномоченный орган данные о площади категорий среды обитания охотничьих ресурсов не позволяет признать законным и предписание пункта 9 Порядка в части возложения на указанных лиц обязанности по представлению в уполномоченный орган сведений о размещении охотничьих ресурсов в среде обитания (в разрезе охотничьих угодий и иных территорий, являющихся средой обитания охотничьих ресурсов).

Согласно части второй статьи 253 ГПК РФ, установив, что оспариваемый нормативный правовой акт или его часть противоречит федеральному закону либо другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, суд признает нормативный правовой акт недействующим полностью или в части со дня его принятия или иного указанного судом времени.

Руководствуясь статьями 194 - 199, 253 ГПК РФ, Верховный Суд Российской Федерации



решил:

заявление общественной организации "Кировское областное общество охотников и рыболовов" о признании недействующим пункта 9 Порядка осуществления государственного мониторинга охотничьих ресурсов и среды их обитания и применения его данных, утвержденного Приказом Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации от 6 сентября 2010 г. N 344, удовлетворить частично.

Признать недействующим со дня вступления решения суда в законную силу названный пункт в части, возлагающей на юридических лиц и индивидуальных предпринимателей обязанность представлять ежегодно до 1 апреля в уполномоченный орган данные, предусмотренные пунктами 4.4 - 4.6 этого Порядка, а также указанные в пункте 4.1 Порядка сведения о размещении охотничьих ресурсов в среде обитания (в разрезе охотничьих угодий и иных территорий, являющихся средой обитания охотничьих ресурсов).

В остальной части общественной организации "Кировское областное общество охотников и рыболовов" в удовлетворении заявления отказать.

Решение может быть обжаловано в Кассационную коллегию Верховного Суда Российской Федерации в течение десяти дней со дня его изготовления судом в окончательной форме.



Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.Ю.ЗАЙЦЕВ

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

21.11.201722.11.2017
EUR69.665469.8184
USD59.274659.4604
UAH2.237412.24527
KZT0.1792590.179979
GBP78.491478.8029
CNY8.940368.96298
JPY0.5289540.528419

Интересные новости