Определение Конституционного Суда РФ от 26.05.2011 N 736-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Асауляка Дениса Александровича на нарушение его конституционных прав статьей 2 Федерального закона "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев по требованию гражданина Д.А. Асауляка вопрос о возможности принятия его жалобы к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,



установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданин Д.А. Асауляк оспаривает конституционность статьи 2 Федерального закона от 23 июля 2010 года N 169-ФЗ "О внесении изменения в статью 19 Федерального закона "О безопасности дорожного движения" и признании утратившими силу отдельных положений законодательных актов Российской Федерации", в соответствии с которой признаны утратившими силу примечание к статье 27.12 КоАП Российской Федерации и подпункт "ж" пункта 47 статьи 1 Федерального закона от 24 июля 2007 года N 210-ФЗ "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях", предусматривавшие, что под состоянием опьянения в данной статье следует понимать наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,3 и более грамма на один литр крови или 0,15 и более миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха, наличие наркотических средств или психотропных веществ в организме человека, определяемое в порядке, установленном Правительством Российской Федерации, а равно совокупность нарушений физических или психических функций человека вследствие употребления вызывающих опьянение веществ.

Как следует из представленных материалов, в результате освидетельствования на состояние алкогольного опьянения с использованием алкотектора у Д.А. Асауляка выявлено наличие абсолютного этилового спирта в концентрации 0,058 миллиграмма на один литр выдыхаемого воздуха. Постановлением мирового судьи, оставленным без изменения судом вышестоящей инстанции, Д.А. Асауляк признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 1 статьи 12.8 (Управление транспортным средством водителем, находящимся в состоянии опьянения, передача управления транспортным средством лицу, находящемуся в состоянии опьянения) КоАП Российской Федерации.

По мнению заявителя, отмена нормы о допустимом уровне содержания алкоголя в крови (выдыхаемом воздухе), превышение которого несовместимо с управлением транспортным средством, противоречит международным правовым актам, которые являются составной частью правовой системы Российской Федерации в силу статьи 15 (часть 4) Конституции Российской Федерации. Заявитель также указывает, что само по себе отсутствие в законодательстве нормы о допустимом уровне содержания алкоголя в крови (выдыхаемом воздухе) предусматривает возможность привлечения к административной ответственности лиц, содержание алкоголя в выдыхаемом воздухе которых не превышает уровня погрешности прибора, с помощью которого он выявлен. В связи с этим заявитель просит признать оспариваемое законоположение не соответствующим Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 6 (часть 2), 15 (части 1 и 4), 17 (часть 1), 18, 49 и 55 (части 2 и 3).

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные материалы, не находит оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению.

В соответствии со статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.

Правовые основы обеспечения безопасности дорожного движения на территории Российской Федерации определяются Федеральным законом от 10 декабря 1995 года N 196-ФЗ "О безопасности дорожного движения", задачами которого являются охрана жизни, здоровья и имущества граждан, защита их прав и законных интересов, а также защита интересов общества и государства путем предупреждения дорожно-транспортных происшествий, снижения тяжести их последствий (статья 1).

Законодатель, определив в Федеральном законе "О безопасности дорожного движения" в качестве основных принципов обеспечения безопасности дорожного движения приоритет ответственности государства за обеспечение безопасности дорожного движения над ответственностью граждан, участвующих в дорожном движении, и соблюдение интересов граждан, общества и государства при обеспечении безопасности дорожного движения, запретил эксплуатацию транспортных средств лицами, находящимися в состоянии алкогольного, наркотического или иного токсического опьянения (часть 2.1 статьи 19). Поэтому оспариваемые положения Федерального закона, отменяющие нормы, регламентирующие допустимый уровень содержания алкоголя в организме лица, управляющего транспортным средством, - с целью снижения количества дорожно-транспортных происшествий с участием водителей, находящихся в состоянии опьянения, - не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права граждан. При этом такому законодательному решению, обусловленному конституционно значимыми целями, не препятствуют положения Европейского соглашения, дополняющего Конвенцию о дорожном движении, открытую для подписания в Вене 8 ноября 1968 года (Женева, 1 мая 1971 года), на которые ссылается заявитель, поскольку они направлены на повышение безопасности международного дорожного движения (преамбула Конвенции о дорожном движении).

В соответствии с частью 1.1 статьи 27.12 КоАП Российской Федерации освидетельствованию на состояние алкогольного опьянения подлежит лицо, которое управляет транспортным средством соответствующего вида и в отношении которого имеются достаточные основания полагать, что это лицо находится в состоянии опьянения. Согласно Правилам освидетельствования лица, которое управляет транспортным средством, на состояние алкогольного опьянения и оформления его результатов, направления указанного лица на медицинское освидетельствование на состояние опьянения, медицинского освидетельствования этого лица на состояние опьянения и оформления его результатов (утверждены Постановлением Правительства Российской Федерации от 26 июня 2008 года N 475) достаточными основаниями полагать, что водитель транспортного средства находится в состоянии опьянения, является наличие одного или нескольких следующих признаков: запах алкоголя изо рта; неустойчивость позы; нарушение речи; резкое изменение окраски кожных покровов лица; поведение, не соответствующее обстановке (пункт 3); освидетельствование на состояние алкогольного опьянения осуществляется с использованием технических средств измерения, обеспечивающих запись результатов исследования на бумажном носителе (пункт 5); при этом наличие или отсутствие состояния алкогольного опьянения определяется на основании показаний используемого технического средства измерения с учетом допустимой погрешности технического средства измерения (пункт 8).

Согласно Кодексу Российской Федерации об административных правонарушениях в случае несогласия лица, которое управляет транспортным средством, с результатами освидетельствования оно подлежит направлению на медицинское освидетельствование на состояние опьянения (часть 1.1 статьи 27.12). При этом для защиты прав лиц, в отношении которых осуществляются указанные меры обеспечения производства по делу об административном правонарушении, предусматривается, что копии акта освидетельствования на состояние алкогольного опьянения и (или) акта медицинского освидетельствования на состояние опьянения вручаются лицу, в отношении которого они были составлены (часть 7 статьи 27.12).

Что же касается оценки показаний технических средств, с помощью которых выявляются лица, управляющие транспортными средствами в состоянии опьянения, то она осуществляется судьей, рассматривающим дело об административном правонарушении по правилам, предусмотренным Кодексом Российской Федерации об административных правонарушениях, в том числе исходя из того, что неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица (часть 4 статьи 1.5). Проверка же законности и обоснованности судебных постановлений, как связанная с исследованием фактических обстоятельств дела, к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации не относится (статья 125 Конституции Российской Федерации и статья 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации").

Таким образом, оспариваемые нормы не могут рассматриваться как нарушающие конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

Исходя из изложенного и руководствуясь частью второй статьи 40, пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации



определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Асауляка Дениса Александровича, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

10.08.201711.08.2017
EUR70.418370.2677
USD59.961159.9298
UAH2.330622.3319
KZT0.180180.180324
GBP77.985477.6930
CNY8.977838.99725
JPY0.5464170.54494

Интересные новости