Определение Верховного Суда РФ от 26.04.2011 N КАС11-168

Об изменении решения Верховного Суда от 16.02.2011 N ГКПИ10-1682, которым был признан частично недействующим пункт 42.1 приложения N 3 к Федеральным авиационным правилам "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", утв. Приказом Минтранса РФ от 22.04.2002 N 50

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе

председательствующего Манохиной Г.В.,

членов коллегии Корчашкиной Т.Е., Крупнова И.В.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению С. об оспаривании пункта 42.1 приложения N 3 к Федеральным авиационным правилам "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", утвержденным Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 22 апреля 2002 г. N 50 (далее - Авиационные правила),

по кассационной жалобе Министерства транспорта Российской Федерации на решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2011 г., которым заявленное требование удовлетворено.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Манохиной Г.В., объяснения представителей Министерства транспорта Российской Федерации П., Т. и Б., поддержавших доводы кассационной жалобы, С. и его представителя Ш., возражавших против доводов кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной,

Кассационная коллегия



установила:

В соответствии со статьей 53 Воздушного кодекса Российской Федерации в целях дальнейшего совершенствования медицинского обеспечения полетов, с учетом международных стандартов и рекомендуемой практики Международной организации гражданской авиации (ИКАО) Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 22 апреля 2002 г. N 50 утверждены Федеральные авиационные правила "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 7 мая 2002 г., регистрационный N 3417.

Авиационные правила предусматривают, что лица (авиационный персонал) подлежат обязательному медицинскому освидетельствованию, по результатам которого выдается медицинское заключение, являющееся неотъемлемой частью свидетельства авиационного персонала. Авиационный персонал без медицинского освидетельствования или с истекшим сроком действия медицинского заключения к выполнению профессиональных обязанностей не допускается (пункты 1.2, 7).

В приложении N 3 к Авиационным правилам приведены требования к состоянию здоровья, на основании которых определяется годность к летной работе, работе по управлению воздушным движением, работе бортпроводником, бортоператором, пилотом авиации общего назначения и обучению в учебных заведениях гражданской авиации (далее - Приложение N 3). Пунктом 42.1 приложения N 3 установлено, что СПИД (синдром приобретенного иммунодефицита) и вирусоносительство являются основаниями для признания авиационного персонала негодным к профессиональной деятельности.

С., с <...> г. работавший <...>, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пункта 42.1 приложения N 3 к Авиационным правилам недействующим с момента принятия в части признания пилотов гражданской авиации негодными к полетам в связи с установлением СПИДа и вирусоносительства.

В заявлении указал, что оспариваемое предписание противоречит нормам Федерального закона от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)" и нарушает <...> конституционное право на труд.

Верховным Судом Российской Федерации 16 февраля 2011 г. заявление С. удовлетворено, признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу пункт 42.1 приложения N 3 к Федеральным авиационным правилам "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", утвержденным Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 22 апреля 2002 г. N 50, в части признания пилотов гражданской авиации (пилоты коммерческой авиации, линейные пилоты авиакомпаний, летчики-наблюдатели, пилоты авиации общего назначения) негодными к летной работе при установлении у них СПИДа и вирусоносительства.

Не соглашаясь с решением суда, Министерство транспорта Российской Федерации в кассационной жалобе ставит вопрос об отмене указанного решения и вынесении нового решения об отказе в удовлетворении заявленного требования, ссылаясь на то, что суд первой инстанции неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, и неправильно применил нормы материального и процессуального права.

В кассационной жалобе Министерства транспорта Российской Федерации указано на то, что Приказ от 22 апреля 2002 г. N 50 утвержден Минтрансом России в соответствии с предоставленной ему компетенцией и согласован с Министерством здравоохранения Российской Федерации, зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации, соответствует стандартам ИКАО, учитывает различные стадии течения заболеваний, степень их клинических проявлений и не противоречит действующим федеральным законам.

Суд не учел то обстоятельство, что допуск ВИЧ-инфицированных членов экипажа воздушных судов в любой стадии заболевания приведет к резкому снижению безопасности полетов, а отмена оспариваемого пункта 42.1 может повлечь возникновение чрезвычайных ситуаций на воздушном судне.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации находит решение суда подлежащим изменению.

Разрешая данное дело, суд первой инстанции правильно исходил из того, что предписание пункта 42.1 приложения N 3 к Авиационным правилам, позволяющее признать пилотов гражданской авиации негодными к летной работе в связи с выявлением у них ВИЧ-инфекции, не соответствует Федеральному закону от 30 марта 1995 г. N 38-ФЗ "О предупреждении распространения в Российской Федерации заболевания, вызываемого вирусом иммунодефицита человека (ВИЧ-инфекции)" (статьи 5, 17), которым предусмотрено, что права и свободы граждан Российской Федерации могут быть ограничены в связи с наличием у них ВИЧ-инфекции только федеральным законом. В настоящее время в Российской Федерации отсутствует какой-либо федеральный закон, запрещающий гражданам осуществлять профессиональную деятельность в качестве пилотов гражданской авиации лишь в связи с выявлением у них ВИЧ-инфекции.

При этом суд также сослался на пункт 6.3.2.20 Приложения N 1 к Конвенции о международной гражданской авиации (Чикаго, 7 декабря 1944 г.), в соответствии с которым наличие ВИЧ-инфекции само по себе не является безусловным основанием для признания кандидата негодным к летной работе, если нет иных противопоказаний, связанных с состоянием его здоровья. В то же время суд первой инстанции не применил положения названной Конвенции, нормы которой обязательны для Российской Федерации и в силу части 4 статьи 15 Конституции Российской Федерации, пункта 1 статьи 5 Федерального закона от 15 июля 1995 г. N 101-ФЗ "О международных договорах Российской Федерации" являются составной частью правовой системы Российской Федерации.

Такой международный договор применяется при рассмотрении гражданских дел, если международным договором установлены иные правила, чем законом Российской Федерации, который регулирует отношения, ставшие предметом судебного рассмотрения.

Согласно Конвенции о международной гражданской авиации (заключена в г. Чикаго, 7 декабря 1944 г.), вступившей в силу для СССР 14 ноября 1970 г. и являющейся обязательной для Российской Федерации, каждое Договаривающееся государство обязуется сотрудничать в обеспечение максимально достигаемой степени единообразия правил, стандартов, процедур и организации, касающихся авиационного персонала. Для обеспечения аэронавигации международная авиация в форме приложений к Конвенции о международной гражданской авиации принимает международные стандарты, применение которых является необходимым и обязательным для государств - участников Конвенции о международной гражданской авиации (статьи 37, 54).

В соответствии с пунктом 6.3.2.20 Приложения N 1 к названной Конвенции кандидаты с серопозитивной реакцией на вирус иммунодефицита человека (ВИЧ) считаются непригодными, за исключением случаев, когда состояние кандидата было освидетельствовано и оценено в соответствии с наилучшей врачебной практикой и оценивается как скорее всего не препятствующее безопасному осуществлению прав, предоставляемых его свидетельством или квалификационными отметками. В примечании 1 к этому же пункту указано, что ранняя диагностика и активное лечение вызванного ВИЧ заболевания с помощью антиретровирусной терапии улучшает общую картину заболевания и прогнозы его протекания, повышая таким образом вероятность признания кандидата годным.

По смыслу этой правовой нормы вопрос о непригодности пилотов к летной работе при наличии у них ВИЧ-инфекции должен решаться после их медицинского освидетельствования и при наличии медицинского заключения о невозможности осуществлять по состоянию здоровья эту работу. Признание судом пункта 42.1 приложения N 3 к Авиационным правилам недействующим в указанной части без учета вышеприведенных положений Конвенции о международной гражданской авиации нельзя признать правильным.

Поэтому решение суда подлежит изменению, а резолютивную часть решения следует дополнить указанием на то, что оспариваемое положение пункта 42.1 приложения N 3 к Авиационным правилам признается недействующим, за исключением случаев наличия медицинского заключения о невозможности пилотами гражданской авиации по состоянию здоровья осуществлять эту профессиональную деятельность.

Доводы же кассационной жалобы о несогласии в целом с решением суда направлены к иному толкованию норм материального права, примененных судом при рассмотрении данного дела, являются ошибочными и не могут служить поводом к отмене судебного решения. При этом Министерство транспорта Российской Федерации ссылается на нормативные правовые акты, которые не предусматривают или не вправе предусматривать для пилотов при установлении у них СПИДа и вирусоносительства абсолютный запрет выполнения летной работы.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 16 февраля 2011 г. изменить, изложив резолютивную часть решения в следующей редакции: "Признать недействующим со дня вступления решения в законную силу пункт 42.1 приложения N 3 к Федеральным авиационным правилам "Медицинское освидетельствование летного, диспетчерского состава, бортпроводников, курсантов и кандидатов, поступающих в учебные заведения гражданской авиации", утвержденным Приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 22 апреля 2002 г. N 50, в части признания пилотов гражданской авиации (пилоты коммерческой авиации, линейные пилоты авиакомпаний, летчики-наблюдатели, пилоты общего назначения) негодными к летной работе при установлении у них СПИДа и вирусоносительства, за исключением случаев наличия медицинского заключения о невозможности осуществлять ими по состоянию здоровья эту профессиональную деятельность".



Председательствующий
Г.В.МАНОХИНА

Члены коллегии
Т.Е.КОРЧАШКИНА
И.В.КРУПНОВ

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

18.09.201719.09.2017
EUR68.580168.7514
USD57.533657.6242
UAH2.193012.20108
KZT0.1695710.169416
GBP77.319478.0520
CNY8.792088.7807
JPY0.519890.517528

Интересные новости