Определение Конституционного Суда РФ от 21.04.2011 N 444-О-О

Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Олейник Ольги Андреевны на нарушение ее конституционных прав частью второй статьи 5, пунктом 3 части пятой статьи 12, частью второй статьи 16 и частью третьей статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Конституционный Суд Российской Федерации в составе Председателя В.Д. Зорькина, судей К.В. Арановского, А.И. Бойцова, Н.С. Бондаря, Г.А. Гаджиева, Ю.М. Данилова, Л.М. Жарковой, Г.А. Жилина, С.М. Казанцева, М.И. Клеандрова, С.Д. Князева, А.Н. Кокотова, Л.О. Красавчиковой, С.П. Маврина, Н.В. Мельникова, Ю.Д. Рудкина, Н.В. Селезнева, О.С. Хохряковой, В.Г. Ярославцева,

рассмотрев вопрос о возможности принятия жалобы гражданки О.А. Олейник к рассмотрению в заседании Конституционного Суда Российской Федерации,



установил:

1. В своей жалобе в Конституционный Суд Российской Федерации гражданка О.А. Олейник оспаривает конституционность следующих положений Основ законодательства Российской Федерации о нотариате:

части второй статьи 5, в соответствии с которой нотариусу при исполнении служебных обязанностей, а также лицам, работающим в нотариальной конторе, запрещается разглашать сведения, оглашать документы, которые стали им известны в связи с совершением нотариальных действий, в том числе и после сложения полномочий или увольнения, за исключением случаев, предусмотренных данными Основами;

пункта 3 части пятой статьи 12, который предусматривает, что нотариус, занимающийся частной практикой, освобождается от полномочий на основании решения суда о лишении его права нотариальной деятельности в случае ходатайства нотариальной палаты за неоднократное совершение дисциплинарных проступков и нарушение законодательства;

части второй статьи 16, согласно которой нотариус выполняет свои обязанности в соответствии с данными Основами, законодательством субъектов Российской Федерации и присягой; нотариус обязан хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением его профессиональной деятельности; суд может освободить нотариуса от обязанности сохранения тайны, если против нотариуса возбуждено уголовное дело в связи с совершением нотариального действия;

части третьей статьи 17, устанавливающей, что в случае совершения нотариусом, занимающимся частной практикой, действий, противоречащих законодательству Российской Федерации, его деятельность может быть прекращена судом по представлению должностных лиц либо органов, указанных в главе VII данных Основ.

Как следует из представленных материалов, Московская городская нотариальная палата обратилась в суд с ходатайством о лишении О.А. Олейник права заниматься нотариальной деятельностью в связи с разглашением заявительницей нотариальной тайны контрагенту по гражданско-правовому договору и иными выявленными нарушениями законодательства о нотариате. Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения определением суда вышестоящей инстанции, данное ходатайство было удовлетворено.

По мнению заявительницы, оспариваемые законоположения не соответствуют Конституции Российской Федерации, ее статьям 2, 7 (часть 2), 15 (часть 1), 17, 18, 19 (часть 1), 37 (части 1 - 3) и 54 (часть 2), поскольку не определяют, за какое именно нарушение законодательства нотариус может быть лишен права заниматься нотариальной деятельностью, а также препятствуют заключению гражданско-правовых договоров по выполнению работ или оказанию услуг между нотариусами и иными лицами.

2. Конституционный Суд Российской Федерации, изучив представленные О.А. Олейник материалы, не находит оснований для принятия ее жалобы к рассмотрению.

Положения части второй статьи 5 и части второй статьи 16 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате направлены на сохранение нотариальной тайны самим нотариусом и лицами, работающими у него по трудовому договору (в том числе и после их увольнения), что не исключает для нотариуса возможности заключать гражданско-правовые договоры о выполнении работ или оказании услуг. При этом заключение такого рода договоров и их исполнение само по себе не освобождает нотариуса от обязанности хранить нотариальную тайну, что не может рассматриваться как нарушение конституционных прав заявительницы с учетом публично-правового статуса нотариусов и характера выполняемых ими функций.

Отсутствие в пункте 3 части пятой статьи 12 и части третьей статьи 17 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате указания на то, за какого рода нарушения законодательства нотариус лишается права заниматься нотариальной деятельностью, не может рассматриваться в качестве нарушения прав заявительницы в ее конкретном деле, поскольку, как следует из представленных решений судов общей юрисдикции, основанием лишения О.А. Олейник права заниматься нотариальной деятельностью послужило, в частности, разглашение ею нотариальной тайны. Между тем лишение права заниматься нотариальной деятельностью за нарушение обязанности хранить нотариальную тайну не может рассматриваться как несоразмерная мера ответственности, поскольку обязанность нотариуса хранить в тайне сведения, которые стали ему известны в связи с осуществлением им профессиональной деятельности, направлена на реализацию конституционных гарантий неприкосновенности частной жизни, личной и семейной тайны (Определение Конституционного Суда Российской Федерации от 22 апреля 2010 года N 474-О-О).

Доводы, приведенные заявительницей в обоснование своей позиции, свидетельствуют о том, что нарушение своих конституционных прав она связывает не с содержанием оспариваемых норм, а с принятыми на их основании решениями судов общей юрисдикции, проверка законности и обоснованности которых не относится к компетенции Конституционного Суда Российской Федерации, как она определена в статье 125 Конституции Российской Федерации и статье 3 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации".

Исходя из изложенного и руководствуясь пунктом 2 части первой статьи 43, частью первой статьи 79, статьями 96 и 97 Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", Конституционный Суд Российской Федерации



определил:

1. Отказать в принятии к рассмотрению жалобы гражданки Олейник Ольги Андреевны, поскольку она не отвечает требованиям Федерального конституционного закона "О Конституционном Суде Российской Федерации", в соответствии с которыми жалоба в Конституционный Суд Российской Федерации признается допустимой.

2. Определение Конституционного Суда Российской Федерации по данной жалобе окончательно и обжалованию не подлежит.



Председатель
Конституционного Суда
Российской Федерации
В.Д.ЗОРЬКИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

20.10.201721.10.2017
EUR67.933367.8927
USD57.570657.5118
UAH2.171662.16944
KZT0.1722410.171459
GBP75.895375.5302
CNY8.685318.68837
JPY0.5110350.50698

Интересные новости