Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N КАС11-194

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 02.03.2011, которым было отказано в удовлетворении заявления о признании частично недействующим пункта 16.2 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, утв. Постановлением Правительства РФ от 21.03.2006 N 153

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Лаврова Н.Г.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Кротова В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению А. о признании частично недействующим пункта 16.2 Правил выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153,

по кассационной жалобе А. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2011 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего доводы кассационной жалобы необоснованными,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



установила:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 утверждены Правила выпуска и реализации государственных жилищных сертификатов в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы (далее - Правила).

Согласно пункту 16.2 Правил в случае отчуждения гражданином - участником подпрограммы, указанным в подпунктах "а" - "ж" данных Правил, жилого помещения, принадлежащего ему и (или) членам его семьи на праве собственности (за исключением случая, указанного в подпункте "в" пункта 16.1 данных Правил), или принятия ими решения не отчуждать такое жилое помещение, размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, определяется как разница между общей площадью жилого помещения, установленной по нормативам, указанным в пункте 16 данных Правил, и общей площадью жилого помещения, отчужденного или оставленного для дальнейшего проживания; при этом право на получение сертификата предоставляется гражданину - участнику подпрограммы только в случае, если определенный в указанном порядке размер общей площади жилого помещения, принимаемый для расчета размера социальной выплаты, составляет не менее 18 кв. метров. В остальных случаях выдача сертификата гражданину - участнику подпрограммы возможна при исполнении им условий, предусмотренных подпунктом "в" пункта 16.1 данных Правил.

А., являющийся участником ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС, перенесшим лучевую болезнь, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании приведенной нормы недействующей в той мере, в какой она лишает гражданина, из числа указанных в пунктах 1 и 2 части 1 статьи 13 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" (далее - Закон Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1) граждан, вставших на учет до 1 января 2005 г. в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий либо проживавших в коммунальных квартирах, возможности получения социальной выплаты с учетом нормативов общей площади жилого помещения, предусмотренных пунктом 16 Правил, если этим гражданином было получено в собственность в порядке наследования жилое помещение после истечения установленного законом трехмесячного срока, в пределах которого он не был обеспечен гарантированным государством благоустроенным жилым помещением.

Как следует из первоначального заявления, пункт 16.2 Правил, послуживший основанием для уменьшения А. размера социальной выплаты для приобретения жилья в связи с наличием в его собственности полученного по наследству жилого дома, в оспариваемой части нарушает права заявителя, предусмотренные частью 1 статьи 3, пунктом 3 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 (в ранее действовавшей редакции), согласно которым указанной категории граждан гарантировалось государством предоставление установленных этим Законом денежных и других материальных компенсаций и льгот за вред, причиненный их здоровью и имуществу вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, в том числе одноразовое бесплатное обеспечение благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления. В соответствии с правовой позицией Конституционного Суда Российской Федерации, изложенной в Постановлениях от 1 декабря 1997 г. N 18-П, от 19 июня 2002 г. N 11-П, все льготы и компенсации, гарантированные законом, входят в объем возмещения вреда; законодатель вправе вносить изменения в способы возмещения вреда, однако такие решения не должны умалять или ограничивать права граждан; признанный государством объем возмещения вреда должен безусловно соблюдаться. Федеральным законом от 22 августа 2004 г. N 122-ФЗ были изменены с 1 января 2005 г. формы реализации льготы по обеспечению благоустроенной жилой площадью - вместо предоставления жилых помещений гарантируется предоставление за счет федерального бюджета социальной выплаты на приобретение жилья путем выдачи государственного жилищного сертификата. Правительство Российской Федерации было уполномочено определить размер и порядок обеспечения жилой площадью вышеназванной категории граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий и вставших на учет до 1 января 2005 г., однако, исходя из правовой позиции Конституционного Суда Российской Федерации, оно не должно было допустить при этом снижения ранее признанного государством самого объема возмещения вреда. Между тем пункт 16.2 Правил не позволяет отдельным гражданам, относящимся к указанной категории, реализовать гарантированное им ранее государством право на разовое бесплатное обеспечение благоустроенной жилой площадью в форме получения социальной выплаты на улучшение жилищных условий по установленным нормативам, незаконно разрешает исполнить принятое ранее государством на себя обязательство за счет чужой собственности.

Верховный Суд Российской Федерации вынес указанное решение, отказав в удовлетворении заявленного требования.

В кассационной жалобе А. просит отменить судебное решение, полагая его незаконным и необоснованным, и принять новое решение, не передавая дело на новое рассмотрение. Полагает, что в связи с рассматриваемым вопросом сам по себе факт истечения трехмесячного срока, в течение которого заявителю должна была быть предоставлена жилая площадь, является нарушением со стороны государства взятого на себя обязательства, в связи с чем это обязательство должно быть исполнено безусловно. Заявитель также указал, что нормы законодательства, регулирующие вопросы прекращения оснований признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий, на которые сослался суд первой инстанции, по его мнению, противоречат Закону Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1, поскольку не учитывают особый правовой характер отношений между гражданином и государством, заключающийся в том, что государство принимает на себя обязанность возмещения такого вреда, который исходя из его масштабов и числа пострадавших не может быть возмещен в порядке, установленном гражданским, административным, уголовным и другим отраслевым законодательством.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

В соответствии со статьей 115 Конституции Российской Федерации, статьями 13 и 23 Федерального конституционного закона от 17 декабря 1997 г. N 2-ФКЗ "О Правительстве Российской Федерации" Правительство Российской Федерации на основании и во исполнение Конституции Российской Федерации, федеральных законов, нормативных указов Президента Российской Федерации издает постановления и распоряжения, обеспечивает их исполнение, формирует федеральные целевые программы и обеспечивает их реализацию.

Согласно пункту 1 Постановления Правительства Российской Федерации от 21 марта 2006 г. N 153 формой государственной финансовой поддержки обеспечения граждан жильем в рамках реализации подпрограммы "Выполнение государственных обязательств по обеспечению жильем категорий граждан, установленных федеральным законодательством" федеральной целевой программы "Жилище" на 2002 - 2010 годы (утверждена Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 сентября 2001 г. N 675) является предоставление им за счет средств федерального бюджета социальной выплаты на приобретение жилья, право на получение которой удостоверяется государственным жилищным сертификатом. Этим же Постановлением утверждены оспариваемые заявителем Правила. Нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации за 2006 г., N 13.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 декабря 2010 г. N 1050 предусмотрено, что выпуск и реализация государственных жилищных сертификатов в рамках аналогичной подпрограммы федеральной целевой программы "Жилище" на 2011 - 2015 годы, утвержденной этим Постановлением, осуществляется в порядке, установленном указанными Правилами.

В соответствии с подпунктом "е" пункта 5 Правил в число участников подпрограммы входят граждане, подвергшиеся радиационному воздействию вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС, аварии на производственном объединении "Маяк", и приравненные к ним лица, вставшие на учет в качестве нуждающихся в улучшении жилищных условий до 1 января 2005 г., имеющие право на обеспечение жильем за счет средств федерального бюджета в соответствии со статьями 14, 15, 16, 17 и 22 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1, Федеральным законом от 26 ноября 1998 г. N 175-ФЗ "О социальной защите граждан Российской Федерации, подвергшихся воздействию радиации вследствие аварии в 1957 году на производственном объединении "Маяк" и сбросов радиоактивных отходов в реку Теча" и Постановлением Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 2123-1 "О распространении действия Закона РСФСР "О социальной защите граждан, подвергшихся воздействию радиации вследствие катастрофы на Чернобыльской АЭС" на граждан из подразделений особого риска".

Правовое регулирование отношений, связанных с предоставлением инвалидам - чернобыльцам и участникам ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в денежной форме такой меры социальной поддержки, как обеспечение жильем, осуществлено высшим исполнительным органом государственной власти Российской Федерации во исполнение предписания пункта 2 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244 (с последующими редакциями и изменениями), согласно которому указанным категориям граждан гарантируется обеспечение нуждающихся в улучшении жилищных условий, вставших на учет до 1 января 2005 г., жилой площадью в размерах и порядке, установленных Правительством Российской Федерации.

Социальная выплата предоставляется в размере, эквивалентном расчетной стоимости жилого помещения, исходя из норматива общей площади жилого помещения, установленного для семей разной численности пунктом 16 Правил.

Оспариваемый заявителем пункт 16.2 Правил устанавливает порядок определения размера общей площади жилого помещения, принимаемого для расчета размера социальной выплаты, в тех случаях, когда гражданин - участник подпрограммы производит отчуждение принадлежащего ему на праве собственности жилого помещения (за исключением отчуждения в государственную или муниципальную собственность) либо принимает решение сохранить за собой это жилое помещение для дальнейшего проживания.

Установление оспоренной нормой при определении размера полагающейся социальной выплаты зависимости от фактической нуждаемости гражданина в обеспечении жилым помещением позволяет исполнять государственное обязательство по обеспечению жильем граждан, пострадавших в результате чернобыльской катастрофы, в том объеме, в каком оно первоначально было принято на себя государством.

Суд первой инстанции правильно указал, что Правила, включая оспариваемый пункт, сохраняют льготные условия обеспечения жильем инвалидов - чернобыльцев и участников ликвидации последствий чернобыльской катастрофы в форме предоставления им социальной выплаты на улучшение жилищных условий в том же объеме, в каком жилищная льгота ранее предоставлялась этим гражданам в натуральной форме.

Доводы заявителя о том, что положения пункта 16.2 Правил, позволяющие уменьшить размер социальной выплаты гражданину, не обеспеченному жильем в трехмесячный срок со дня подачи заявления и получившему после истечения этого срока по наследству жилое помещение, ограничивают имевшееся у него право на одноразовое бесплатное обеспечение благоустроенной жилой площадью и снижают признанный государством объем возмещения вреда, судом первой инстанции проверялись и правильно были признаны необоснованными по следующим основаниям.

Применение оспоренной нормы не приводит к снижению уровня социальной поддержки, как ошибочно полагает заявитель, поскольку жилищный сертификат выдается гражданину с учетом его нуждаемости в улучшении жилищных условий.

Определенный пунктом 16.2 Правил порядок расчета размера социальной выплаты основан на нормах действующего законодательства и не умаляет право на улучшение жилищных условий, гарантированное гражданам - участникам подпрограммы Законом Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 в прежней редакции.

Как правильно указано в обжалованном решении, пунктом 3 части 1 статьи 14 этого Закона в редакции, действовавшей до введения в процессе реформирования системы социальной защиты денежной формы предоставления мер социальной поддержки, инвалидам - чернобыльцам и участникам ликвидации последствий чернобыльской катастрофы гарантировалось одноразовое бесплатное обеспечение независимо от времени постоянного проживания в данном населенном пункте благоустроенной жилой площадью в течение трех месяцев со дня подачи заявления при условии признания их нуждающимися в улучшении жилищных условий либо проживания в коммунальной квартире.

Как следует из приведенной нормы, государственная гарантия распространялась лишь на тех граждан, из числа указанных в пунктах 1 и 2 части 1 статьи 13 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1, которые нуждались в улучшении жилищных условий, и имела своей целью перевести их в категорию граждан, обеспеченных жильем. При этом не устанавливались основания признания граждан нуждающимися в улучшении жилищных условий и порядок предоставления им жилых помещений. Данные вопросы регулировались действовавшими в то время Жилищным кодексом РСФСР, согласно пункту 1 части 2 статьи 32 которого граждане снимались с учета нуждающихся в улучшении жилищных условий в случае улучшения жилищных условий, в результате которого отпали основания для предоставления жилого помещения, и Примерными правилами учета граждан, нуждающихся в улучшении жилищных условий, и предоставления жилых помещений в РСФСР, утвержденными Постановлением Совета Министров РСФСР от 31 июля 1984 г. N 335, пунктом 33 которых была установлена обязанность граждан перед предоставлением им жилых помещений вновь представить документы, подаваемые для постановки на учет, и письменное обязательство об освобождении после получения жилого помещения занимаемой жилой площади.

Анализ вышеприведенного законодательства позволяет сделать вывод, что истечение установленного пунктом 3 части 1 статьи 14 Закона Российской Федерации от 15 мая 1991 г. N 1244-1 (в прежней редакции) трехмесячного срока для обеспечения жильем не признавалось в качестве основания для сохранения гражданами права состоять на учете по улучшению жилищных условий в тех случаях, когда отпали основания для предоставления им жилого помещения в связи с улучшением жилищных условий, в том числе в результате получения ими до дня реализации жилищной льготы в порядке наследования в собственность другого жилого помещения.

Действующий в настоящее время Жилищный кодекс Российской Федерации также устанавливает, что при наличии у гражданина и (или) членов его семьи нескольких жилых помещений, занимаемых по договорам социального найма и (или) принадлежащих им на праве собственности, определение уровня обеспеченности общей площадью жилого помещения осуществляется исходя из суммарной общей площади всех указанных жилых помещений (часть 2 статьи 51); при определении общей площади жилого помещения, предоставляемого по договору социального найма гражданину, имеющему в собственности жилое помещение, учитывается площадь жилого помещения, находящегося у него в собственности (часть 7 статьи 57).

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Основываясь на подробном правовом анализе, изложенном в решении, в том числе на приведенном выше, суд пришел к правильному выводу, что оспоренное правовое положение принято Правительством Российской Федерации в рамках компетенции, по форме издания и по своему содержанию не противоречит федеральному закону или иному нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу, а следовательно, не нарушает прав и законных интересов заявителя.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что конституционно-правовая обязанность Российской Федерации обеспечить на льготных условиях жильем граждан, пострадавших от воздействия радиации в связи с чернобыльской катастрофой, не являлась безусловной; право на получение жилищной льготы имели только те из них, которые на день обеспечения жильем являлись нуждающимися в улучшении жилищных условий и давали обязательство освободить занимаемое ими жилое помещение.

Таким образом, утверждения в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда нормам материального права и неправильном их применении судом при разрешении данного дела ошибочны.

Судом принято решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании.

Предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 2 марта 2011 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу А. - без удовлетворения.



Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
Г.В.МАНОХИНА
Н.Г.ЛАВРОВ

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

10.08.201711.08.2017
EUR70.418370.2677
USD59.961159.9298
UAH2.330622.3319
KZT0.180180.180324
GBP77.985477.6930
CNY8.977838.99725
JPY0.5464170.54494

Интересные новости