Определение Верховного Суда РФ от 05.05.2011 N КАС11-191

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 04.03.2011 N ГКПИ10-1625, которым было оставлено без удовлетворения заявление о признании недействующими пунктов 3, 5, 6, 17 Правил признания лица инвалидом, утв. Постановлением Правительства РФ от 20.02.2006 N 95

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Горшкова В.В., Пелевина Н.П.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Кротова В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Б. о признании недействующими пунктов 3, 5, 6 и 17 Правил признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 (далее - Правила),

по кассационной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2011 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., представителей Минздравсоцразвития Российской Федерации С. и Ш., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, выслушав заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего доводы кассационной жалобы необоснованными,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



установила:

Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 утверждены Правила признания лица инвалидом.

Согласно пункту 3 Правил медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала.

В соответствии с пунктом 5 Правил условиями признания гражданина инвалидом являются:

а) нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами;

б) ограничение жизнедеятельности (полная или частичная утрата гражданином способности или возможности осуществлять самообслуживание, самостоятельно передвигаться, ориентироваться, общаться, контролировать свое поведение, обучаться или заниматься трудовой деятельностью);

в) необходимость в мерах социальной защиты, включая реабилитацию.

Пункт 6 Правил предусматривает, что наличие одного из указанных в пункте 5 Правил условий не является основанием, достаточным для признания гражданина инвалидом.

Согласно пункту 17 Правил орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, а также орган социальной защиты населения вправе направлять на медико-социальную экспертизу гражданина, имеющего признаки ограничения жизнедеятельности и нуждающегося в социальной защите, при наличии у него медицинских документов, подтверждающих нарушения функций организма вследствие заболеваний, последствий травм или дефектов.

Форма соответствующего направления на медико-социальную экспертизу, выдаваемого органом, осуществляющим пенсионное обеспечение, или органом социальной защиты населения, утверждается Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Б., являющийся инвалидом группы, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующими пунктов 3, 5, 6 и 17 Правил.

В заявлении указал, что оспариваемые предписания противоречат Федеральному закону "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", Конвенции о правах инвалидов, принятой в Нью-Йорке 13 декабря 2006 г. Резолюцией 61/106, и нарушают его права как инвалида.

Верховный Суд Российской Федерации постановил решение, которым в удовлетворении заявленного требования отказано.

В кассационной жалобе Б. просит об отмене судебного решения и направлении дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда, считая его незаконным и несправедливым. В жалобе ссылается на процессуальные нарушения, которые, как он полагает, являются основанием для отмены решения суда. Так судьей Романенковым Н.С. не подписана копия решения суда, к участию в деле не привлечены представители общественных объединений инвалидов. Кроме того, указал в жалобе на то, что суд не исследовал его доводы, однако признал доказанным направление проекта Правил на согласование в общественное объединение инвалидов на основании пояснений представителей Правительства Российской Федерации.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Согласно статье 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" порядок и условия признания лица инвалидом устанавливаются Правительством Российской Федерации. Во исполнение требований данного Федерального закона Правительством Российской Федерации 20 февраля 2006 г. было издано Постановление N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом".

Данный нормативный правовой акт опубликован в Собрании законодательства Российской Федерации N 9, 27 февраля 2006 г., "Российской газете" от 28 февраля 2006 г.

Суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспоренный нормативный правовой акт принят Правительством Российской Федерации в пределах предоставленной ему компетенции.

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что предписания, содержащиеся в пунктах 3, 5, 6 и 17 Правил, в полной мере согласуются с положениями нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу.

Предметом регулирования Правил признания лица инвалидом являются отношения, возникающие в области социальной защиты инвалидов.

Правила определяют порядок направления гражданина на медико-социальную экспертизу, ее проведение, условия признания лица инвалидом, переосвидетельствование инвалида, поэтому суд обоснованно признал несостоятельным довод заявителя о том, что Правительство не выполнило Федеральный закон от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ и не установило порядок и условия признания лица инвалидом, а лишь утвердило условия признания лица инвалидом.

Согласно статье 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" медико-социальная экспертиза - определение в установленном порядке потребностей освидетельствуемого лица в мерах социальной защиты, включая реабилитацию, на основе оценки ограничений жизнедеятельности, вызванных стойким расстройством функций организма. Она осуществляется исходя из комплексной оценки состояния организма на основе анализа клинико-функциональных, социально-бытовых, профессионально-трудовых, психологических данных освидетельствуемого лица с использованием классификаций и критериев, разрабатываемых и утверждаемых в порядке, определяемом уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти.

В пункте 3 Правил указано, что медико-социальная экспертиза проводится для установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала. В данном пункте содержится механизм реализации статьи 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ, поскольку без установления структуры и степени ограничения жизнедеятельности гражданина и его реабилитационного потенциала невозможно принять решение о его нуждаемости и потребностях в мерах социальной защиты.

Вывод суда о том, что пункт 3 Правил, определяющий общие принципы оценки состояния организма, не противоречит статье 7 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ и не нарушает конституционные права заявителя, обоснован.

Согласно ст. 1 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" предусмотрено, что инвалидом признается лицо, которое имеет нарушение здоровья со стойким расстройством функций организма, обусловленное заболеваниями, последствиями травм или дефектами, приводящее к ограничению жизнедеятельности и вызывающее необходимость его социальной защиты.

В пункте 5 Правил названы условия признания гражданина инвалидом, которые, как правильно указано в решении суда, в полной мере корреспондируют с положениями указанной статьи 1 Федерального закона, определяющим понятие "инвалид".

В соответствии с пунктом 17 Правил орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, а также орган социальной защиты населения вправе направлять на медико-социальную экспертизу гражданина, имеющего признаки ограничения жизнедеятельности и нуждающегося в социальной защите, при наличии у него медицинских документов, подтверждающих нарушения функций организма вследствие заболеваний, травм или дефектов.

Следовательно, данная норма устанавливает конкретное условие, при наличии которого уполномоченный орган вправе направить гражданина на медико-социальную экспертизу. При этом Правилами предусмотрено право гражданина, в случае если орган, осуществляющий пенсионное обеспечение, либо орган социальной защиты населения отказали ему в направлении на медико-социальную экспертизу, самостоятельно обратиться в бюро, так как в этом случае ему выдается соответствующая справка (пункт 19 Правил).

В статье 10 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ государство гарантирует инвалидам проведение реабилитационных мероприятий, получение технических средств и услуг, предусмотренных федеральным перечнем реабилитационных мероприятий, технических средств реабилитации и услуг, предоставляемых инвалиду за счет средств федерального бюджета.

Ссылка Б. на противоречие пункта 17 Правил статье 10 Федерального закона от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ несостоятельна, поскольку данная статья не затрагивает вопросы направления граждан на медико-социальную экспертизу.

Таким образом, доводы Б. о нарушении его прав как инвалида на реабилитацию основаны на неправильном толковании норм материального права.

Доводы Б., выдвинутые им в обоснование заявленных требований, о противоречии оспоренных пунктов Правил Федеральному закону "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", статьям 1, 4 и 26 Конвенции о правах инвалидов, принятой в Нью-Йорке 13 декабря 2006 г., являются ошибочными.

Оспоренные им предписания Правил не противоречат федеральному законодательству, а также нормам международного права, в том числе и Конвенции о правах инвалидов.

Кроме того, Конвенция о правах инвалидов, подписанная со стороны Российской Федерации 24 сентября 2008 г., на территории Российской Федерации в настоящее время не может применяться, так как не ратифицирована в установленном законом порядке. Работа по ратификации Конвенции о правах инвалидов проводится, и заинтересованными федеральными органами исполнительной власти осуществляется подготовка законопроекта по вопросам социальной защиты инвалидов с учетом предложений общероссийских общественных организаций инвалидов.

Таким образом, утверждения в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда нормам материального права и неправильном их применении судом при разрешении данного дела являются надуманными.

Судом принято решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании.

Ссылка заявителя на то, что судьей не подписано решение, несостоятельна. Решение суда, как и копии решения суда, подписаны судьей Романенковым Н.С., рассматривавшим дело по первой инстанции.

Предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 4 марта 2011 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.



Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
В.В.ГОРШКОВ
Н.П.ПЕЛЕВИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

10.08.201711.08.2017
EUR70.418370.2677
USD59.961159.9298
UAH2.330622.3319
KZT0.180180.180324
GBP77.985477.6930
CNY8.977838.99725
JPY0.5464170.54494

Интересные новости