Определение Верховного Суда РФ от 24.05.2011 N КАС11-240

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 21.03.2011 N ГКПИ11-141, которым было удовлетворено заявление о признании частично недействующим пункта 4 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 24.04.2008 N 194н

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Манохиной Г.В., Крупнова И.В.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Масаловой Л.Ф.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению С. о признании недействующим (в части) пункта 4 Медицинских критериев определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194-н,

по кассационной жалобе С. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 марта 2011 г., которым заявленное требование удовлетворено в части.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения представителей Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации Г.А. и Г.Ю., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, заключение прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Масаловой Л.Ф., полагавшей кассационную жалобу необоснованной,

Кассационная коллегия



установила:

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194-н утверждены Медицинские критерии определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Медицинские критерии).

Данный нормативный правовой акт издан в соответствии с пунктом 3 Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека (далее - Правила), утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522, зарегистрирован в Министерстве юстиции Российской Федерации 13 августа 2008 г., регистрационный N 12118, официально опубликован в "Российской газете" 5 сентября 2008 г.

С. обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании недействующим пункта 4 Медицинских критериев, согласно которому степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения врачом судебно-медицинским экспертом, а при его отсутствии - врачом иной специальности, привлеченным для производства экспертизы в порядке, установленном законодательством Российской Федерации, и в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями.

По мнению заявителя, оспариваемая им правовая норма является незаконной в части, предусматривающей определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека: а) в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения; б) врачом судебно-медицинским экспертом, а при его отсутствии - врачом иной специальности; в) в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями.

В обоснование заявления ссылался на то, что действующее законодательство не запрещает проведение судебно-медицинской экспертизы (определение степени вреда здоровью) в негосударственных учреждениях и негосударственными экспертами, предусматривает проведение судебно-медицинской экспертизы только врачами судебно-медицинской экспертизы, а не врачами иной специальности, устанавливает процессуальный порядок организации и производства судебно-медицинской экспертизы и не наделяет Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации полномочиями по регулированию этого вопроса.

Верховным Судом Российской Федерации от 21 марта 2011 г. постановлено решение, которым заявление С. удовлетворено частично. Пункт 4 Медицинских критериев в части, не допускающей определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, вне медицинских учреждений государственной системы здравоохранения признан недействующим со дня вступления решения суда в законную силу. В остальной части в удовлетворении заявления отказано.

С., не соглашаясь с решением суда в части, в которой в удовлетворении заявления отказано, просит в кассационной жалобе об отмене решения суда в этой части и вынесении решения об удовлетворении заявления в полном объеме.

В кассационной жалобе указал на необоснованность предписания о том, что при отсутствии судебно-медицинского эксперта к производству экспертизы привлекается иной врач - не эксперт, не являющийся специалистом по судебной экспертизе, следовательно, некомпетентный в этом вопросе.

В жалобе указал также, что суд неправомерно сослался на Правила, которые в данном деле не оспариваются.

Заявитель в судебное заседание не явился, о времени и месте судебного разбирательства извещен телеграммой, о чем в деле имеется уведомление о ее вручении 19 апреля 2011 г. (л.д. 95).

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации, проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, не находит оснований для удовлетворения кассационной жалобы и отмены решения суда.

Согласно статье 52 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан (далее - Основы), утвержденных Верховным Советом Российской Федерации 22 июля 1993 г. N 5487-1, порядок определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, устанавливается уполномоченным Правительством Российской Федерации федеральным органом исполнительной власти (часть четвертая).

Таким федеральным органом исполнительной власти является Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации.

Вывод суда о том, что Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 24 апреля 2008 г. N 194-н, которым утверждены Медицинские критерии, издан во исполнение Постановления Правительства Российской Федерации от 17 августа 2007 г. N 522 "Об утверждении Правил определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека" в пределах предоставленных ему полномочий, правомерен.

Пунктом 4 Медицинских критериев предусмотрено, что степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется в медицинских учреждениях государственной системы здравоохранения.

Данный пункт Медицинских критериев, как правильно указано в решении суда, воспроизводит пункт 6 Правил, который определением Кассационной коллегии Верховного Суда Российской Федерации от 9 декабря 2010 г. (КАС10-611) признан недействующим в части, не допускающей определение степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, вне медицинских учреждений государственной системы здравоохранения.

Поскольку положение пункта 4 Медицинских критериев в оспариваемой части воспроизводит содержание правовой нормы, признанной судом недействующей, то в силу части 3 статьи 253 ГПК РФ суд пришел к правильному выводу о том, что пункт 4 Медицинских критериев в этой части также подлежит признанию недействующим.

Отказывая в удовлетворении требования о признании недействующим пункта 4 Медицинских критериев в части, касающейся определения степени тяжести вреда, причиненного здоровью человека, врачом иной специальности при отсутствии судебно-медицинского эксперта, суд обоснованно исходил из того, что правовой акт в этой части соответствует абзацу первому статьи 52 Основ и пунктам 8 и 12 Правил, предусматривающих возможность привлечения к производству судебно-медицинской экспертизы других врачей-специалистов.

Правила являются правовым актом, имеющим большую юридическую силу по отношению к оспариваемому заявителем правовому акту, поэтому довод С. о том, что суд необоснованно сослался на Правила, несостоятелен и не влечет отмену решения суда.

Частью второй статьи 195 УПК РФ также установлено, что судебная экспертиза производится государственными экспертами и иными экспертами из числа лиц, обладающих специальными знаниями.

Таким образом, вывод суда о том, что процессуальное законодательство, а также законодательство об охране здоровья граждан не ограничивает возможность проведения судебной экспертизы врачом иной специальности, не имеющим квалификации судебного эксперта, но обладающим специальными знаниями и опытом в данной области и отвечающим вышеназванным требованиям, обоснован.

Ссылка заявителя в жалобе на некомпетентность врачей иной специальности, привлекаемых к производству экспертизы, ошибочна, поскольку врач, привлекаемый к производству экспертизы, обязан обладать специальными знаниями и отвечать требованиям применительно к функциональной деятельности судебно-медицинского эксперта.

Указание в пункте 4 Медицинских критериев на то, что степень тяжести вреда, причиненного здоровью человека, определяется "в соответствии с Правилами и Медицинскими критериями", согласуется с требованиями части четвертой статьи 52 Основ и вывод суда о том, что требование С. о признании недействующим нормативного правового акта в указанной части также не подлежит удовлетворению, обоснован.

Установив, что оспариваемый (в части) заявителем нормативный правовой акт не противоречит федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющим большую юридическую силу, не нарушает прав и законных интересов заявителя, суд первой инстанции обоснованно на основании части первой статьи 253 ГПК РФ отказал в удовлетворении заявления в указанной части.

Вывод суда о законности оспариваемых Медицинских критериев (в части) сделан судом исходя из компетентности органа, издавшего данный нормативный правовой акт, содержания изложенных в нем норм и на основе анализа норм федерального законодательства.

Решение суда первой инстанции принято с соблюдением норм процессуального законодательства и при правильном применении норм материального права, оснований для его отмены по доводам кассационной жалобы не имеется.

Просьба заявителя о предоставлении ему возможности участвовать в заседании суда через конференц-связь удовлетворению не подлежит, поскольку гражданское процессуальное законодательство не обязывает суд принимать меры для обеспечения явки в судебное заседание участников процесса, извещенных о времени и месте судебного заседания.

Руководствуясь статьями 360, 361, Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 21 марта 2011 г. оставить без изменения, а кассационную жалобу С. - без удовлетворения.



Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
Г.В.МАНОХИНА
И.В.КРУПНОВ

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

23.06.201724.06.2017
EUR67.149566.6780
USD60.148259.6564
UAH2.310732.29188
KZT0.1834710.182947
GBP76.153675.9903
CNY8.805188.72323
JPY0.5418020.536261

Интересные новости