Определение Верховного Суда РФ от 05.05.2011 N КАС11-176

Об оставлении без изменения решения Верховного Суда РФ от 24.02.2011 N ГКПИ11-39, которым отказано в удовлетворении заявления о признании недействующими пунктов 8 - 10 классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утв. Приказом Минздравсоцразвития РФ от 23.12.2009 N 1013н

Текст документа по состоянию на июль 2011 года

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации в составе:

председательствующего Федина А.И.,

членов коллегии Горшкова В.В., Пелевина Н.П.,

при секретаре К.,

с участием прокурора Кротова В.А.

рассмотрела в открытом судебном заседании гражданское дело по заявлению Б. об оспаривании пунктов 8 - 10 классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы, утвержденных Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 г. N 1013н,

по кассационной жалобе Б. на решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 г., которым в удовлетворении заявленного требования было отказано.

Заслушав доклад судьи Верховного Суда Российской Федерации Федина А.И., объяснения Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации С. и Ш., возражавших против удовлетворения кассационной жалобы, прокурора Генеральной прокуратуры Российской Федерации Кротова В.А., полагавшего доводы кассационной жалобы необоснованными,

Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



установила:

Приказом Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 г. N 1013н, зарегистрированным в Министерстве юстиции Российской Федерации 11 марта 2010 г. (регистрационный N 16603), утверждены классификации и критерии, используемые при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы (далее - Классификации и критерии). В разделе IV Классификаций и критериев содержится перечень критериев установления групп инвалидности, в пунктах 8 - 10 приведены критерии для определения первой, второй, третьей групп инвалидности соответственно.

Б., являющийся инвалидом группы, обратился в Верховный Суд Российской Федерации с заявлением о признании пунктов 8 - 10 Классификаций и критериев недействующими. Не оспаривая конкретных характеристик нарушений здоровья человека, оговоренных в указанных пунктах в качестве критериев для определения первой, второй и третьей групп инвалидности, заявитель полагает, что оспариваемые предписания не соответствуют пункту "b" статьи 3, подпункту "b" пункта 1 статьи 4, статье 5 Конвенции о правах инвалидов, статье 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод, поскольку разделяют инвалидов на три группы. В результате этого инвалиды третьей группы имеют меньший размер пенсионного обеспечения по сравнению с инвалидами других групп, а также не имеют налоговых льгот, что является их дискриминацией.

Верховный Суд Российской Федерации вынес указанное решение, отказав в удовлетворении заявленного требования.

В кассационной жалобе Б. просит об отмене судебного решения и направлении дела на новое судебное рассмотрение в ином составе суда. Полагает, что суд не учел его довод о дискриминационном характере разделения инвалидов на соответствующие группы вообще, и в частности о дискриминационном разделении в правах инвалидов третьей группы по отношению к инвалидам второй и третьей групп.

Проверив материалы дела, обсудив доводы кассационной жалобы, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации не находит оснований для ее удовлетворения.

Приказ Министерства здравоохранения и социального развития Российской Федерации от 23 декабря 2009 г. N 1013н, как это следует из его преамбулы, был принят в соответствии с подпунктом 5.2.100.32 Положения о Министерстве здравоохранения и социального развития Российской Федерации, утвержденного Постановлением Правительства Российской Федерации от 30 июня 2004 г. N 321. Данное Постановление наделяет Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации полномочием по принятию классификаций и критериев, используемых при осуществлении медико-социальной экспертизы граждан федеральными государственными учреждениями медико-социальной экспертизы. Указанное полномочие предоставлено и Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95 "О порядке и условиях признания лица инвалидом".

С учетом вышеизложенного суд первой инстанции пришел к правильному выводу о том, что оспоренный нормативный правовой акт принят Министерством здравоохранения и социального развития Российской Федерации в пределах предоставленной ему компетенции.

В соответствии со статьями 251, 253 ГПК РФ судом рассматриваются заявления о признании нормативных правовых актов противоречащими полностью или в части федеральному закону или другому нормативному правовому акту, имеющему большую юридическую силу.

Отказывая в удовлетворении заявленного требования, суд первой инстанции правильно исходил из того, что положение о дифференциации инвалидов по группам, содержащееся в пунктах 8 - 10 Классификаций и критериев, в полной мере согласуется с положениями нормативных правовых актов, имеющих большую юридическую силу.

Определив в пунктах 8 - 10 Классификаций и критериев три группы инвалидности, Министерство здравоохранения и социального развития Российской Федерации не осуществило самостоятельное нормативное правовое регулирование в рассматриваемом вопросе, как ошибочно полагает заявитель, а лишь воспроизвело деление, принятое законодателем в целом ряде федеральных законов. В частности, в Федеральном законе от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", определяющем государственную политику в области социальной защиты инвалидов в Российской Федерации, в его статье 1 предусмотрено, что в зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности лицам, признанным инвалидами, устанавливается группа инвалидности. В статье 28.1 говорится об инвалидах I, II и III групп. В Федеральном законе от 17 декабря 2001 г. N 173-ФЗ "О трудовых пенсиях в Российской Федерации" также идет речь об инвалидах I, II и III групп (статьи 8, 15, 31).

Кроме того, в Правилах признания лица инвалидом, утвержденных Постановлением Правительства Российской Федерации от 20 февраля 2006 г. N 95, во исполнение части 4 статьи 1 Федерального закона "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации", определено, что в зависимости от степени ограничения жизнедеятельности, обусловленного стойким расстройством функций организма, возникшего в результате заболеваний, последствий травм или дефектов, гражданину, признанному инвалидом, устанавливается I, II или III группа инвалидности (пункт 7).

Суд первой инстанции проверил доводы Б., выдвинутые им в обоснование заявленных требований, о несоответствии оспоренных пунктов Классификаций и критериев статье 14 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и правильно признал их ошибочными, поскольку из содержания данной Конвенции не следует, что она запрещает деление инвалидов на группы в зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения жизнедеятельности и признает такое деление дискриминирующим права инвалидов.

Ссылка Б. на противоречие пунктов 8 - 10 Классификаций и критериев пункту "b" статьи 3, подпункту "b" пункта 1 статьи 4, статье 5 Конвенции о правах инвалидов (Нью-Йорк, 13 декабря 2006 г.) также правильно была признана судом первой инстанции несостоятельной, поскольку данная Конвенция до настоящего времени Российской Федерацией не ратифицирована, вследствие чего не вступила для России в силу.

Ссылка Б. на то, что в связи с применением оспариваемого Приказа инвалиды имеют различный размер пенсионного обеспечения по отношению друг к другу, различные налоговые льготы, не свидетельствует о дискриминационном характере оспоренного правового акта.

Классификации и критерии имеют иной предмет регулирования и определяют именно те критерии, по которым инвалиду присваивается та или иная группа инвалидности в зависимости от степени расстройства функций организма и ограничения его жизнедеятельности. При этом при равных степенях таких расстройств и ограничений жизнедеятельности организма установлению подлежат одинаковые группы инвалидности, в связи с чем ссылка на дискриминационный характер разграничений несостоятельна.

Кроме того, различный объем мер социальной поддержки для каждой из групп инвалидов установлен не оспоренным нормативным правовым актом, как ошибочно полагает заявитель, а нормативными правовыми актами, имеющими большую юридическую силу. В частности, Федеральным законом от 24 ноября 1995 г. N 181-ФЗ "О социальной защите инвалидов в Российской Федерации" (статья 28.1), Федеральным законом от 15 декабря 2001 г. N 166-ФЗ "О государственном пенсионном обеспечении в Российской Федерации" (статьи 5, 12, 15 - 18), Налоговым кодексом Российской Федерации (статьи 218, 333.36, 333.37, 391).

Таким образом, утверждения в кассационной жалобе о несоответствии выводов суда нормам материального права и неправильном их применении судом при разрешении данного дела ошибочны.

Судом принято решение с учетом правовых норм, регулирующих рассматриваемые правоотношения, при правильном их толковании.

Предусмотренных статьей 362 ГПК РФ оснований для отмены решения суда в кассационном порядке не имеется.

Руководствуясь статьями 360, 361 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, Кассационная коллегия Верховного Суда Российской Федерации



определила:

решение Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2011 года оставить без изменения, а кассационную жалобу Б. - без удовлетворения.



Председательствующий
А.И.ФЕДИН

Члены коллегии
В.В.ГОРШКОВ
Н.П.ПЕЛЕВИН

Комментарии
Комментирование через социальные сервисы Facebook и Вконтакте:

Курсы валют ЦБР

20.10.201721.10.2017
EUR67.933367.8927
USD57.570657.5118
UAH2.171662.16944
KZT0.1722410.171459
GBP75.895375.5302
CNY8.685318.68837
JPY0.5110350.50698

Интересные новости